Неизвестный Лангемак. Конструктор "катюш"

Автор ЧСВ, 03.01.2013 05:41:50

« предыдущая - следующая »

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

Дмитрий В.

ЦитатаДмитрий Инфан пишет:
ЦитатаДмитрий В. пишет:
Здесь 2 варианта:
1) Хрущев и иже с ним просто не верили в возможность выполнения лунной экспедиции, и только ССП открыл им глаза
2)Хрущев и иже с ним сознательно не хотели тратить деньги на лунную авантюру. Но промышленность в лице СП таки продавила проект.
Первый, конечно, ближе к истине.
Незадолго перед гибелью Кеннеди зондировал позицию Хрущева о возможности совместного полета на Луну. Но это было уже после предложений СП, сделанных летом 1963 г. Трудно сказать, в каком контексте это предложение было воспринято, возможно, как неспособность американцев самостоятельно реализовать проект).
В то же время, Хрущев, при всех его недостатках, отнюдь не был дурачком, и прекрасно понимал, что на все проекты ресурсов не хватит.
Lingua latina non penis canina
StarShip - аналоговнет!

АниКей

vpk-news.ru

Недостатки «Катюши» - БМ-13: Мнение командира полка
 Скрытый текст:

У нас обычно принято о БМ-13 -- советской боевой машине реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны, известной под прозвищем «Катюша» (немецкое прозвище - «Сталинский орган») писать исключительно в превосходной степени, восхищаясь ее достоинствами.
Однако совершенного оружия, недостатков не имеющего, не бывает. Вот, например, какие недостатки «Катюш» отметил в воспоминаниях генерал-лейтенант артиллерии Алексей Иванович Нестеренко, которому в 1941 году довелось быть командиром четвертого гвардейского минометного полка реактивной артиллерии резерва Верховного Главнокомандования.

Прежде всего, нереально было замаскировать реактивные минометы во время стрельбы: «Большие трудности в использовании реактивной артиллерии представляли особенности ее огня. Нельзя было надежно укрыть огневые позиции «катюш» от наблюдения противника ни за строениями, ни за холмами или рощами из-за дыма на позициях и огненных трасс летящих снарядов. Полет ракеты на активном участке траектории сопровождается ярким пламенем, вылетающим из сопла в виде длинного факела. Он хорошо просматривается на большом расстоянии. Это давало противнику возможность засекать наши позиции и открывать по ним артиллерийский и минометный огонь, а порой и бомбить. Поэтому боевые машины после залпа должны были немедленно уходить на выжидательные позиции, где они укрывались и заряжались. По той же причине не рекомендовалось вести огонь со старых огневых позиций».

Позиция, которую выбирали «реактивщики», была заведомо опасна, на нее обрушивался ответный огонь противника: «В первое время, когда плотность нашей артиллерии, да и войск в целом была небольшой, выбор огневых позиций для ракетных дивизионов не представлял особого труда. Однако потом, когда количество наших войск и техники на главных направлениях стало возрастать, находить места для позиций ракетчиков становилось все труднее и труднее. Конечно, бойцы всегда были рады появлению «катюш», а особенно тогда, когда они производили уничтожающие залпы. Но из-за дыма на наших огневых позициях демаскировались подразделения, которые располагались вблизи них. Им сильно доставалось от огня фашистской артиллерии и от бомбежек вражеской авиации, охотившихся за «катюшами». Впоследствии, чтобы избежать этого, во время подготовки к наступлению первыми выбирали огневые позиции ракетчики. Другие войска располагались подальше от гвардейских минометных частей».

Не могли, по объективным причинам, БМ-13 похвастаться точностью стрельбы: «Огневые задачи для «катюш» зачастую возникали неожиданно, и времени для подготовки позиций, а тем более для топографической привязки, как правило, не было. В таких случаях приходилось «привязываться» к местным предметам: мостам, перекресткам дорог, церквям и другим точкам, которые есть на карте. Все это влияло на точность стрельбы, и только высокая подготовка командиров-артиллеристов помогала исключать досадные промахи, обеспечивала поражение целей. Немало хлопот доставлял и необычный эллипс рассеивания, о котором уже шла речь. При стрельбе на ближние дистанции эллипс рассеивания вытягивался узкой полосой в глубину более чем на километр, а при стрельбе на предельные дальности вытягивался по фронту. На средних дальностях по форме он приближался к кругу. Обычная классическая артиллерия могла с одной и той же позиции с одинаковой эффективностью поражать цели на разных дальностях. Мы, ракетчики, вначале отыскивали цель, определяли ее размеры, форму и расположение относительно линии фронта. Потом выбирали наиболее выгодный поражающий эллипс. А уже по форме эллипса выбирали районы огневых позиций, то есть наиболее выгодную дальность стрельбы. Наши наблюдательные пункты располагались по возможности ближе к переднему краю. Из-за большого рассеивания гвардейские минометы не могли вести огонь по целям, расположенным ближе семисот метров от нашего переднего края. Чтобы не поразить свои части, мы должны были точно знать его расположение».

Не отличалась, очень мягко говоря, «Катюша» живучестью под вражеским огнем, была чрезвычайно уязвима: «Наши боевые машины не имели защитной брони: она снизила бы их маневренность. А реактивные снаряды могли самостоятельно выстрелить в случае замыкания в электропроводке. Замыкание же могло произойти от шальной пули или осколка».

Но, отметив «слабые места» «Катюши», Алексей Иванович Нестеренко сделал вывод: «И все же при всех своих недостатках это было грозное оружие... Маневренность и скорострельность «Катюш», мощь залпового огня создавали им немеркнущую славу. Их появление на поле боя воодушевляло наши войска». С такой оценкой трудно не согласиться...

Максим Кустов
А кто не чтит цитат -- тот ренегат и гад!