Где взять жидкий водород для ракет?

Автор Прасковья Иванова, 13.04.2010 10:54:27

« предыдущая - следующая »

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

Asteroid

Цитата: Димитър от 03.08.2020 13:03:20Очень просто. Разбавлять воздухом.
Жечь в чистом кислороде
==>[RU.SPACE Forever>

DiZed

Цитата: Димитър от 03.08.2020 13:03:20Очень просто. Разбавлять воздухом

когда есть топливные элементы, непосредственно сжигать водород в тепловых двигателях (ну разве что кроме ракетных) - варварство
за вашу и нашу свободу

АниКей

business-gazeta.ru

Юрий Борисов о допналогах с нефтянки: «Будем надеяться, что это меры пожарного характера»
Наталья Голобурдова


На тюменском нефтегазовом форуме нефтяников пугали водородными двигателями, «зеленой» энергетикой и роботами, «которые заменят всех»
«Выглядит странно: с одной стороны, стимулируют создание перерабатывающих производств, а с другой, делают все, чтобы оставить их без сырья», -- обсуждали вчера на нефтегазовом форуме в Тюмени. К ответу призвали вице-премьера РФ Юрия Борисова. Губернаторы и нефтяники обижались, что их обманули «неухудшением налоговых условий» и даже не пригласили к дискуссии. Как отрасль планирует выживать в условиях налогового шторма, декарбонизации и моды на «зеленую» экономику, слушал «БИЗНЕС Online».

 Скрытый текст:
Доля использования углеводородов в развитых странах в перспективе ближайших десятилетий будет снижаться Доля использования углеводородов в развитых странах в перспективе ближайших десятилетий будет снижаться
ДЕКАРБОНИЗАЦИЯ ТЭК
«В условиях глобальной декарбонизации для всего топливно-энергетического комплекса страны надо найти новую модель развития», -- таков был основной смысловой посыл главной пленарной сессии «Будущее сегодня: новые возможности индустрии», которая накануне открывала 11-й тюменский нефтегазовый форум. Доля использования углеводородов в развитых странах в перспективе ближайших десятилетий будет снижаться. Как выжить в новых условиях российским нефтяникам? Ответить на данный вопрос постарались участники встречи, среди которых были заместитель председателя правительства РФ Юрий Борисов, председатель правления ПАО «Газпромнефть» Александр Дюков, заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин, губернатор Тюменской области Александр Моор, председатель правления ПАО «СИБУР» Дмитрий Конов и даже старший партнер McKinsey,бывший старший советник министра энергетики США Мэтт Роджерс (по видео-конференц-связи).
Модерировать встречу пригласили телеведущего Сергея Брилева, который с недавних пор еще и является и руководителем ассоциации «Глобальная энергия». Он с ходу подбросил дровишек в обсуждение, напомнив, что буквально вчера в Airbus заявили о создании самолета на водородном топливе и соответствующая тема становится сегодня очень модной. Также Брилев провел опрос на тему того, сможет ли нефтегазовая отрасль остаться драйвером роста в эпоху развития возобновляемых источников энергии. В зале, учитывая специфику форума, большинство присутствующих оказались оптимистами -- более 67,3% нажали на кнопку «Да» и только 32,7% -- «Нет». «30 процентов ,,диссидентов" есть», -- прокомментировал результаты опроса Брилев. (Интересно, что в конце дискуссии Брилев снова провел опрос на ту же тему и оптимистов стало немного больше.)
Телеведущий  поинтересовался у Борисова, как он проголосовал. Тот признался, что ответил «Да», но с оговоркой: просто вынужден был так делать, поскольку если он будет «излучать пессимизм», то что же тогда делать всем остальным? «Тогда нужно будет переводить форум из Тюмени в Японию и совершить харакири», -- в шутку посоветовал модератор сессии.
Первый вопрос касался новой энергетической стратегии РФ. Борисов отметил, что закрывать глаза на возобновляемые источники энергии сегодня просто невозможно. Также идет смещение вектора экономики в сторону перерабатывающей промышленности. «Но, к сожалению, пока нужно признать, что экспорт нефтегазопродуктов остается основной статьей наших доходов и нам надо переламывать данную тенденцию», -- заявил Борисов.
В условиях коронавируса спрос на нефтехимическую продукцию резко снизился, цена бензина сократилась (транспорт стоял, самолеты не летали и т. д.), и это «заставило задуматься», признал зампред правительства. Известная сделка ОПЕК+ также резко сократила добычу черного золота в мире и подрезала доходы нефтяников. «Поскольку, по мнению экспертов, к 2040-м годам доля нефтепродуктов перестанет доминировать в топливной корзине и резко уменьшится потребление угля, может быть, сохранится тенденция использования газа, то необходимо задуматься, куда пойдет развитие отрасли и куда надо прикладывать свои усилия», -- рассуждал Борисов. Не нужно быть «семи пядей во лбу», чтобы понять: идти необходимо в сторону более глубокой переработки нефтепродуктов, сам же ответил чиновник на свой вопрос.

«В отрасли нефтегазохимии -- другая прибавочная стоимость, другой спрос, новые продукты, которые будут определять тенденции развития основных отраслей: космоса, ОПК и сельхозпроизводства, -- визионировал Борисов. -- В данное направление есть смысл вкладывать».
Юрий Борисов (третий слева): «Нужно признать, что экспорт нефтегазопродуктов остается основной статьей наших доходов и нам надо переламывать эту тенденцию» Юрий Борисов (третий слева): «Нужно признать, что экспорт нефтегазопродуктов остается основной статьей наших доходов и нам надо переламывать эту тенденцию» Фото: Донат Сорокин/ТАСС
Рубль, вложенный в нефтегазохимию, приносит 4 рубля в смежных отраслях, то есть дает мультипликативный эффект, емкость рынка серьезная -- в общем, сплошные плюсы. Борисов заметил, что нужно стимулировать бизнес, чтобы тот вкладывался в данный сектор экономики. В частности, сейчас в Госдуме рассматривается законопроект об обратном акцизе для производителей этана из сжиженных углеводородных газов, что гарантирует предприятиям возврат инвестиций. Председатель правления ПАО «СИБУР» Дмитрий Конов назвал такие меры стимулирования большим заделом на будущее, заметив, что «ЗапСибНефтехим» создавался без расчета на все эти льготы. «Теперь с новыми мерами стимулирования нефте- и газохимия имеет возможность для большого шага в мировой конкуренции», -- радовался Конов. Он даже назвал кресло, на котором сидел, островком оптимизма в зале.
Из проблем -- в России многие продукты нефтехимии вообще не производятся: для водоочистки, присадки и катализаторы для нефтедобычи и прочего. Наладить их производство -- вопрос национальной безопасности. «Мы серьезно уязвимы в этом направлении, и наши оппоненты пользуются нерыночными методами конкурентной борьбы», -- заметил зампред правительства.
«Много езжу по стране, но, кроме Нижнекамск - Тобольск, Тобольск - Нижнекамск, ничего в голову не приходит», -- заметил впроброс Брилев, говоря о центрах развития нефтегазохимии.
Александр Дюков: «Можем надеяться, что ко второй половине будущего года мы сможем выйти на объемы потребления 2019 года» Александр Дюков: «Можем надеяться, что ко второй половине будущего года мы сможем выйти на объемы потребления 2019-го» Фото: Владислав Бурнашев/ТАСС
«Это пенальти или штрафной? Удаления-то будут?» 
«Понятно, что есть известно лицемерие в рассуждениях [о зеленой энергетике], есть понимание, что киловатт/час на возобновляемых источниках стоит в 2-2,5-3 раза дороже, правда, снижается. И все это возможно только при условии субсидий, но тем не менее, тема становится модной», -- подчеркнул Брилев. Вспомнил он и про статью British Petroleum, в которой компания заявила об отказе работать на новых месторождениях, в связи с тем, что, по прогнозам, в этом году нефтедобыча не будет выше уровне 2019 года.
«Это пенальти или штрафной? Удаления-то будут?» -- задал тележурналист вопрос в футбольной стилистике председателю правления ПАО «Газпром нефть» Александру Дюкову, который к тому же является президентом Российского футбольного союза.
Дюков шутку подхватил и заявил, что на данный момент «игроки еще не вышли на поле» и «тренеры пытаются подсказать правильную тактику». Он заявил, что по ряду причин у инвесторов и политиков в мире резко ухудшилось отношение к ископаемому топливу. И европейские компании начинают реагировать на это -- в частности, берут на себя повышенные экологические обязательства (сокращение выбросов парниковых газов), сокращают инвестиции в нефтяные проекты и делают большую ставку на газ. Но, по мнению Дюкова, причины здесь не только в одной экологии и ситуации на рынке: европейские компании вытесняет в сектор «зеленой» энергетики еще и фактор истощения нефтяных месторождений. Хотя сами они в этом и не признаются.
Говоря о последствиях коронавирусной пандемии, Дюков заметил, что падение спроса оказалось не таким глубоким, как предсказывали эксперты (не 35 млн баррелей в сутки, а только 20-25 млн баррелей), а его восстановление после отмены ковидных ограничений шло довольно быстро. «Пандемия никуда не ушла и многие страны столкнулись со второй волной, но думаю, что столь серьезных ограничений уже не будет. Поэтому можем надеяться, что ко второй половине будущего года мы сможем выйти на объемы потребления 2019 года», -- планирует Дюков.
Комментируя сделку ОПЕК+, председатель правления «Газпромнефти» заметил, что сокращение объемов добычи нефти сказывается на финансовом результате, что может привести к сокращению инвестиций в отрасль. И сейчас вопрос -- как этого не допустить.
Павел Сорокин согласился с ведущим, что водородное топливо стало модной темой, но при этом, как он считает, нужно фильтровать «информационный шум», чтобы при определении стратегии развития отрасли на годы вперед «попасть в точку».
«Про водород, с точки зрения технологической готовности, пока рано говорить, что он является тем топливом, которое сможет заметить нефть и газ. Но мы видим, какие колоссальные средства в этот сегмент вкладываются и в Евросоюзе, и в Штатах, и в Японии, и в Китае, так что однозначно, что он будет развиваться», -- уверен Сорокин. А в России есть газ, который является источником «голубого водорода».
«Поэтому одно ,,топливо будущего" сегодня назвать нельзя, но и не хотелось бы, но в 2040 году баланс все равно будет, в основном, углеводородным, потому что пока еще ничто не сравнилось в энергоемкости и доступности  с углеводородами», -- уверен Сорокин. Но добавил, что доля возобновляемых источников энергии и водородного топлива будет расти: с 12-13% сегодня до 35% в 2040 году.
«Нашел статью 2006 года, где был сделан прогноз, что в 2020 году все автомобили будут продаваться на водородном топливе, -- вступил в дискуссию губернатор Тюменской области. -- Но есть технологические вопросы, ответы на которые пока не могут найти, так что у нас есть люфт в 15-20 лет, пока еще экономика будет оставаться углеводородной, и нет никакого стыда в том, чтобы воспользоваться этой ситуацией». Вместе с тем, нужны большие инвестиции в энергетику, чтобы не отстать от общих трендов в будущем.
Павел Сорокин: «Про водород, с точки зрения технологической готовности, пока рано говорить, что он является тем топливом, которое сможет заметить нефть и газ» Павел Сорокин: «Про водород, с точки зрения технологической готовности, пока рано говорить, что он является тем топливом, которое сможет заметить нефть и газ» Фото: minenergo.gov.ru
«я вижу, как у меня в будущем году начнется сворачивание планов, начнется сокращение людей»
Острый вопрос изменения налогов для нефтяников поднял губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Артюхов. «Мы недавно слышали, что у нас продолжительное время должно быть неухудшение налоговых условий, и в то же время мы видим существенные изменения, которые вроде как договорились не делать, -- озабоченно заявил Артюхов. -- Изменение НДД -- это сильный удар по отрасли, я вижу, как у меня в будущем году начнется сворачивание планов, начнется сокращение людей. Это [изменение законов] делается без нормального обсуждения с отраслью. (...) Сиюминутные бухгалтерские решения могут в долгосрочной перспективе нанести серьезный удар. Нас должно быть больше в этой дискуссии».
На этом Брилев попросил с места прокомментировать ситуацию с налогами Азата Шамсуарова, первого вице-президента «Лукойла», мол, «сам Бог велел». Поясним, что «Лукойл» -- вторая компания, которую наряду с татарстанской «Татнефтью» называютв числе пострадавших от грядущих налоговых новаций, о чем «БИЗНЕС Online» писал накануне. Шамсуаров подошел к микрофону из зала.
«Мы бы хотели обратиться к Юрию Ивановичу. Индустрия готова выдержать любой удар, мы абсолютно точно его переживем и нас это не убьет», -- дипломатично заявил Шамсуаров. Но дал понять, что успехи в отрасли, безусловно, возможны только при условии, если «у нас будет стабильное налоговое законодательство».
Далее слово дали Дюкову («У нас тут ,,Черный квадрат" Малевича образовался», -- отшучивался Брилев). Он также оказался удивлен поведением законодателей: мол, одной рукой дают привилегии нефтепереработчикам, а другой -- забирают их у нефтяников. По его мнению, это скажется как на самих нефтедобывающих компаниях, так и на региональных бюджетах, и на нефтесервисных компаниях, и на производителях материалов и оборудования.
«Выглядит странно, с одной стороны, стимулируют создание перерабатывающих производств, с другой стороны -- делают все, чтобы оставить их без сырья», -- удивлялся Дюков.
Брилев попросил прокомментировать ситуацию зампреда правительства РФ Борисова, но тот дал понять, что это поставит его в «неудобное положение, когда я буду не согласен сам с собой» (инициатором поправок выступило правительство РФ в лице минфина). И разговор резко ушел в другую, более безопасную сторону. Но позже Брилев все же вывел чиновника на нужную ему стезю, заставив ответить на вопрос о предстоящей новой «стрижке нефтяников».
«Нельзя не признать, что стабильность налогового законодательства -- это залог для гарантированных инвестиций, и в первую очередь, в нефтедобычу и в нефтехимию. И то, что правительство вынужденно пошло на изменения уже принятых правил игры, имеется в виду изменение НДД и НДПИ... Правда, не по широкому спектру всех способов и средств сбора -- в основном пострадали определенные компании. Скажем, ,,Роснефть" и ,,Газпром" пострадали в меньшей степени, а что касается ,,Газпромнефти", ,,Татнефти", ,,ЛУКОЙЛа" -- то в большей степени, потому что это коснулось отказа от преференций, связанных с добычей тяжелой нефти, в первую очередь», -- признал вице-премьер РФ.
«Балансировка нашего бюджета, когда мы в этом году были вынуждены в этом году с учетом пандемии нести дополнительные расходы примерно в объеме 4 трлн рублей, требуют возмещения, и у минфина, как у органа, который отвечает за баланс нашего бюджета, решения, которые лежат на поверхности, -- такие наиболее простые», -- отметил он.
«Я не могу до конца разделять такие решения, потому что считаю, что в условиях кризиса как раз надо искать меры, чтобы сохранить инвестиционную привлекательность и тратить надо больше, чтобы скорее выйти из кризисной ситуации. Для меня, как промышленника, это очевидно, потому что если мы сокращаем бюджетные расходы в этом году, то и сбор в последующие годы не увеличится, это аксиома», -- продолжил Борисов.
«Есть ли у нас для этого возможности? На мой взгляд, есть, потому что мы имеем серьезную подушку безопасности, у нас достаточно низкий уровень заимствований, можно использовать различные институты как внутренние, так и внешний источники заимствований. Можно использовать и другие механизмы», -- считает он.
«Но я, как член команды правительства, не могу особо рассуждать на эти возможные варианты. Я должен и буду исполнять принятые решения. Будем надеяться, что это все-таки краткосрочные меры ,,пожарного" характера. Если мы восстановим нашу экономику, можно будет быстрее, с 2021-2022 года обратно вернуться к более интересным механизмам, которые обеспечат преференции нашим ведущим компаниям, чтобы они динамичнее осваивали сегменты рынка», -- пообещал вице-премьер РФ.
Илшат Салахов: «Необходимо выстраивать внутри страны механизмы, чтобы кооперация между участниками грамотно выстраивалась и приносила деньги» Илшат Салахов: «Необходимо выстраивать внутри страны механизмы, чтобы кооперация между участниками грамотно выстраивалась и приносила деньги» Фото: «БИЗНЕС Online»
«Многие, кто у нас что-нибудь умели, куда-нибудь уехали...»
Позже на форуме состоялась еще одна интересная дискуссия: «Ключевые приоритеты технологического развития нефтегазового комплекса». Ее вел руководитель центра компетенций технологического развития ТЭК Российского энергетического агентства Минэнерго России Олег Жданеев, а в числе участников был гендиректор «ТАНЕКО» Илшат Салахов.
Замминистра промышленности и торговли РФ Михаил Иванов заметил, что поскольку нефтяная отрасль только сейчас начала ощущать последствия кризиса (в 1 полугодии работа шла, в основном, по прежним контрактам), последствием он видит сокращение на 20-30% инвестиционных программ российских ВИНКов, что в дальнейшем скажется и сокращением объемов заказов, размещаемых на российских предприятиях.
Также он заявил, что доля российской продукции на рынке нефтегазового машиностроения (488 млрд рублей) в 2019 году составила 55%, задача на этот год -- еще снизить зависимость российских нефтяников от импортной продукции.
Помощник руководителя администрации президента РФ Кирилл Молодцов заметил, что не все импортные технологии являются нам чужими. «Многие, кто у нас что-нибудь умели, куда-нибудь уехали, а далее мы это позволяли привозить к нам и использовать это на наших месторождениях уже под другими лейблами», -- с сожалением отметил Молодцов.
Он привел в пример технологию Schlumberger по гидроразрыву нефтяных пластов. Как выяснилось, появилась данная технология в Новосибирске, потом «эмигрировала» за границу и затем вернулась к нам в виде «импортной».
Салахов по видеоконференцсвязи поспешил заверить участников встречи, что импортозамещение в нефтепереработке никакая не фантастика. По его словам, 15 лет назад, когда начиналось строительство завода ТАНЕКО и слова «импортозамещение» еще не было, но компания «Татнефть» приняла решение -- максимально использовать отечественных проектировщиков и поставщиков оборудования, строителей. «Годы реализации проекта показали, что это возможно. Комплекс был спроектирован российскими проектировщиками. Да, были базовые проекты лицензиаров, но все рабочее проектирование было выполнено у нас. ЭЛОУ-АВТ-7, установку замедленного коксования, изомеризации фракций бензина -- все было выбрано российское. Одним из основных условий лицензиарам при изготовлении оборудования было то, чтобы это оборудование изготавливалось на российских заводах. И первый реактор гидрокрекинга, который был изготовлен в РФ, был сделан для ТАНЕКО ,,Ижорским заводом". Это дало возможность ,,Ижорскому заводу" дальше принимать заказы на изготовление реакторов для нефтяных компаний России», -- привел удачный пример сотрудничества Салахов.
В то же время Салахов обозначил, чего не хватает компаниям нефтепереработки в России. Один пример -- это катализаторы гидроочистки для гидрокрекинга высокого давления и катализаторы депарафинизации дизельного топлива. Второй пример -- это компрессоры высокого давления и проч.
«Это можно делать, необходимо выстраивать внутри страны механизмы, чтобы кооперация между участниками грамотно выстраивалась и приносила деньги», -- уверен Салахов.
Павел Сорокин, который успел побывать и на этой «панельной дискуссии», ответил скептикам светлого будущего углеводородного сырья примером из прошлого: «Много шума вокруг технологии [производства водородного топлива], в 2005-2006 году нам обещали космические корабли, на которых мы будем передвигаться между городами и  водородный двигатель, -- чего до сих пор нет!».
«Хайповые темы есть, которые предрекают конец нефтегазовой отрасли, специалистам нефтегазовой отрасли, говорят, что всех заменят роботы, и что скоро нам всем нечего будет делать», -- говорил Сорокин. Его версия прогноза -- искусственный интеллект будет оказывать помощь, но не заменит специалистов на месторождениях. Да, процессы будут роботизированы, и это позволит повысить эффективность добычи.
Также он сделал прогноз, что к 2035 году мир подойдет к пику потребления нефти или будет близок к этому. «Это означает, что те, кто сохранит высокую себестоимость добычи, просто вылетят с рынка», -- уверен чиновник. Он советовал всем участникам рынка, пока еще есть немного времени, серьезно поработать над снижением себестоимости нефтедобычи.
А кто не чтит цитат -- тот ренегат и гад!