/\YHA 22

Автор ronatu, 06.04.2004 12:04:56

« предыдущая - следующая »

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

ronatu

Когда жизнь экзаменует - первыми сдают нервы.

Старый

Из "Красной энциклопедии".
Луна-19. 3 октября КА переведён на окололунную орбиту. 26 и 28 ноября проводились коррекции орбиты. Длительное наблюдение за Луной-19 позволило уточнить гравитационное поле луны. ИСЛ измерял магнитное поле луны, передавал фотографии лунной поверхности.
Луна-22. 2 июня вышел на селеноцентрическую орбиту. 9 и 13 июня проводились коррекции орбиты. Измерялось гравитационное поле луны, альтиметрирование отдельных участков лунной поверхности в зонах возможной посадки КА, были получены изображения лунной поверхности, проводились научные исследования.

 Судя по тексту маневрирование было ограниченым и быстро закончилось.
 Судя по фотографиям, всё топливо было сосредоточено в навесных (сбрасываемых) баках, у ступени КТ топливных баков не видно. Неизвестно, были или нет солнечные батареи.
 Что занимало место топлива и полезной нагрузки? У меня пока такое имхо, что станции предназначались для ДЛИТЕЛЬНОГО наблюдения за гравитационными аномалиями Луны, а потому весь вес был израсходован на химические источники тока. Но это не более чем имхо.
 С другой стороны вызывает интерес слово "альтиметрирование". Что это за "альтиметр" такой стоял? Радиовысотомер? Лазерный высотомер? Возможно этот альтиметр и съел всю ПН, на 19-й он отказал, на 22-й отработал?
 Одним словом - Луны Е-8ЛС это едва ли не самые загадочные на сегодняшний день космические аппараты СССР. Повторяю просьбу: неплохо бы редакции НК добраться до Лавки и раскрыть тайну Луны Е-8ЛС.
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

Старый

А заодно неплохо бы раскрыть тайну ещё трёх "ЛСов" - Е-6. Было запущено три станции Луна Е-6ЛС, цели достигла одна, ставшая Луной-14. Ни внешнего вида ни данных о составе аппаратуры не опубликовано.
 Пока вобщем можно говорить о "тайне станций "ЛС"" :) Для настоящего космического журналиста - шикарное поле деятельности. ;)
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

Вообще говоря Луна-19 была создана на базе корпуса Лунохода (это очень хорошо видно на фотографиях). Система терморегулирования и энергоснабжения были луноходовскими, т.е. СБ монтировалась на откидной крышке, которая одновременно служила для терморегуляции при входе в тень Луны. Т.ч. аккумуляторы массу не съедали, там стояли только буферные батареи.
Вопросы конечно интересные и предложение потормошить лавочку категорически поддерживаю.
КАКТОТАК
----------------------------
Моделью ракеты можно достичь модели Марса

Николай Павловский

Для подробностей и ссылок мне надо до своего домашнего архива добраться, сейчас навскидку то, что помню.

ЦитатаСудя по тексту маневрирование было ограниченым и быстро закончилось.
В других источниках (той же БСЭ) маневрирование описано более подробно, особенно в части Луны-22.
Маневры, что выполняются станциями Е-8 в первые двое суток - это только коррекции рабочей орбиты. Один маневр - наклонение, другой - поправка высоты перигея/апогея.
Но, действительно, маневрировали они не столь активно, сколько могли бы при полной заправке.

ЦитатаСудя по фотографиям, всё топливо было сосредоточено в навесных (сбрасываемых) баках, у ступени КТ топливных баков не видно.
Ну, шары баков КТ видны даже на этих фотографиях (посмотрите на нижнюю картинку - на фоне блестящего металла подвесного бака хорошо видно черную дугу основного бака).
На верхнем фото видны конструкции в виде пирамидального кронштейна с какой-то трубой на конце - как раз там, где в посадочном варианте крепятся опоры шасси.
Вообще-то я видел фотки с бОльшим динамическим диапазоном, на которых баки просматриваются вполне четко.
И главное: КТ без 4-х сфер просто рассыплется - они ж основа всей конструкции.

ЦитатаНеизвестно, были или нет солнечные батареи.
С учетом того, что приборный контейнер у них близкий родственник лунохода, то напрашивается такая же откидная крышка - кстати, на верхнем фото хорошо видна конструкция, аналогичная луноходовской.
Но что будет с динамикой движения при откинутой байде - страшно подумать.

ЦитатаЧто занимало место топлива и полезной нагрузки?
Место полезной нагрузки занимала полезная нагрузка :-)
Наверху стоит приборный контейнер a-la луноход, что дает нам оценку его массы килограмм в 600-700 (масса лунохода минус стокилограммовое шасси).
Но вот что было вместо 2.5 тонн топлива в КТ - тайна велика есть.

ЦитатаУ меня пока такое имхо, что станции предназначались для ДЛИТЕЛЬНОГО наблюдения за гравитационными аномалиями Луны,
Почему ж имхо-то? Об этом с 71 года говорят  :wink:
Только вот непонятно, зачем такую дурищу ради гравитационных измерений запускать?

Цитатаа потому весь вес был израсходован на химические источники тока.
Признаться, у меня в свое время появлялась такая мысль, но была отогнана как откровенно безумная. Но - кто знает, кто знает... Надо будет прикинуть на досуге, во что вылились бы АБ на год.
Кроме того, официальной версией прекращения работы со станцией было окончание запасов азота в системе ориентации. Если б дело было в батарейках - так бы и сказали про исчерпание источников питания.

ЦитатаС другой стороны вызывает интерес слово "альтиметрирование". Что это за "альтиметр" такой стоял? Радиовысотомер? Лазерный высотомер?
Насколько помню - радиоальтиметр с длиной волны 32см и погрешностью порядка 23м.

Основные радиосистемы были как на луноходах.
Видимо, из-за этого работа луноходов и ЛС никогда не пересекались.
Обе Е-8ЛС запускались, как только умирал луноход.

Еще непонятна задержка с пуском Л-19.
Е-8ЛС закладывались одновременно с луноходами, их заводские номера шли вперемежку. Это грунтовозы Е-8-5 появились позже.
А в итоге первый луноход был готов в начале 69-го, а до первой ЛС очередь дошла через 2 с лишним года.

ЦитатаВозможно этот альтиметр и съел всю ПН, на 19-й он отказал, на 22-й отработал?
Не может быть! Не те порядки массы. Вспомните размер радиовысотомера на Е-6 (боковой контейнер а антенной). А он брал Луну с 75 тыс. км.

ЦитатаОдним словом - Луны Е-8ЛС это едва ли не самые загадочные на сегодняшний день космические аппараты СССР. Повторяю просьбу: неплохо бы редакции НК добраться до Лавки и раскрыть тайну Луны Е-8ЛС.
Присоединяюсь!
Большому кораблю - малую тягу!

X

The second and last E-8LS probe lifted off as Luna-22 from the Baykonur/Tyuratam cosmodrome on May 29, 1974 and entered a 220 km high lunar orbit on June 2. This orbit had an inclination of 19 degrees and a period of 130 minutes.

At the start of the mission, a four days photographic reconnaissance was carried out, by lowering the periastron to as little as 25 km. From this orbit the probe also took readings of lunar topography using a laser altimeter and of lunar soil composition using a gamma ray spectrometer.

During the next five months Luna-22 was kept in a circular orbit to study the gravitational field and mascons, to help design the last three sample collection missions, of which only two were carried out. During this phase 23 impacts of micrometeorites were recorded, three times less than during the initial photographic phase.

In November the probe was switched to a very eccentric orbit of 171 km periastron and 1,437 km apoastron. This orbit enables non focused observations of the whole lunar environment.

On August 24, 1975 the probe's periastron was once again lowered to 30 km and the cameras, dormant for 14 months were switched on. A single image, of rather good quality was taken.

On September 2 the probe, then in a 100 x 1,286 km by 21 degrees orbit, ran out of attitude control gas but contacts were maintained sporadically for two more months.

Like Luna-19, Luna-22 made twenty radiooccultation experiments to detect cislunar plasma.

The occultations of August 18, 19 and 21, 1974 proved particularly useful as the Moon was then between novilune and first quarter. The model emerging from the occultation experiments showed that a tens of kilometers thick layer of ionized gas forms above the sunlit emisphere, having a maximum electron concentration some 8 km above the lunar surface.

No image taken by (or of) the probe has ever been published.

Luna-22 was to be the last Soviet lunar orbiter.
However, was announced in 1978 that new lunar missions were on the pipeline, including a new E-8LS orbiter, to be placed in a 100 km high orbit for a detailed mapping mission. The scientific payload of the mission was overwhelming: a camera, gamma ray, X-ray and neutron spectrometers, a spectrophotometer, an infrared photometer, a laser altimeter, a mass spectrometer, a plasma sensor, a micrometeorite detector, a magnetometer and other instruments.

This mission was never carried out, although it was still announced as imminent as late as 1987, this time using a Fobos bus.

BIBLIOGRAPHY

Harvey, B.: The New Russian Space Programme, Chichester, Wiley
Kotelnikov. M.A., Savich, N.A., Yakovlev, O.I.: Spacecraft Radiophysical Investigations of the Sun and Planets. In: Kotelnikov, V. A. (editor): Problems of Modern Radio Engineering and Electronics; Moscow, Nauka
Oberg, J.: Soviet Lunar Exploration Past and Future. In: Lunar Bases and Space Activities in the 21st Century. Houston, LPI. (This article is available on line on NASA Astrophysic Data System)
Wilson, A.: Solar System Log, London, Jane's

X

ЦитатаВообще говоря Луна-19 была создана на базе корпуса Лунохода (это очень хорошо видно на фотографиях). Система терморегулирования и энергоснабжения были луноходовскими, т.е. СБ монтировалась на откидной крышке, которая одновременно служила для терморегуляции при входе в тень Луны. Т.ч. аккумуляторы массу не съедали, там стояли только буферные батареи.
Вопросы конечно интересные и предложение потормошить лавочку категорически поддерживаю.



                           THE ELECTRONIC JOURNAL OF
                   THE ASTRONOMICAL SOCIETY OF THE ATLANTIC
 
                     Volume 7, Number 2 - February 1996
 

                          AHEAD OF THEIR TIME:
               THE SOVIET LUNAR PROGRAM OF THE SEVENTIES - PART II


     The Assault Continues

        While LUNOKHOD 1 was completing its last lunar day of operations,
     the Soviet Union launched another pair of missions to the Moon.  The
     first, LUNA 18, was another E-8-5 sample return attempt.  Launched on
     September 2, 1971, LUNA 18 followed a mission profile identical to
     its predecessors.  On September 6 it entered a circular 100 kilometer
     (62 mile) high orbit inclined 23 degrees to the lunar equator.  
     Unlike the earlier missions which attempted to land on the relatively
     bland lunar mare, this mission was targeted for the rolling highland
     region. Soviet geologist wanted to see what differences existed
     between mare and highland soils.  After additional maneuvers, LUNA
     18 started its final descent to the surface on September 11.  Moments
     before it was expected to land, all contact was lost.  Apparently the
     rough nature of the terrain caused LUNA 18 to crash at 3.57 degrees
     north, 56.5 degrees east near the edge of Mare Feunditatis.
        Without losing a beat, LUNA 19 was launched 17 days later on
     September 28, 1971.  Unlike the previous missions over the past
     two and one half years that were bound for the lunar surface, this
     was the first E-8LS lunar orbiter mission.  After making a pair of
     course corrections on September 29 and October 1, LUNA 19 finally
     slipped into a 140 kilometer (87 mile) orbit inclined 40.58 degrees
     to the lunar equator.  Four days later the orbit was trimmed to
     127 by 135 kilometers (79 by 84 miles).
        By October 19 the Moon's latest visitor started mapping the surface.  
     Soviet scientists concentrated their efforts in a region between 30
     and 60 degrees north and 20 to 80 degrees East.  LUNA 19 also
     conducted other investigations during its year long mission.  These
     included radio experiments to measure charged particle concentrations,
     monitoring the local radiation environment, and using a gamma ray
     spectrometer to determine the lunar surface composition.  The
     location, extent, and strength of lunar mascons was also mapped with
     the orbit being altered to 77 by 385 kilometers (48 by 239 miles)
     to aid in their investigation.  The VEGA radar altimeter was also
     employed to map the lunar surface's topography.
        After a year in lunar orbit, the Soviet news service, TASS,
     had announced that LUNA 19 was nearing the end of its mission.  After
     completing more than 4,000 orbits of the Moon, LUNA 19 finished
     its mission by the end of October of 1972.  With a lifetime of
     13 months, LUNA 19 was the Soviet's longest lasting lunar mission
     to date and a credit to the designers and builders of the E-8 series.

     The Quest for Highland Samples Continues

        While LUNA 19 was continuing its investigations in lunar orbit, the
     Soviets prepared yet another E-8-5 sample return craft.  Despite the
     failure of LUNA 18, Soviet scientist were insistent on securing samples
     of the highland region.  On February 14, 1972, LUNA 20 was launched
     and targeted for the same area were LUNA 18 met its fate five months
     earlier.  Having performed a single course correction burn en route,
     LUNA 20 slipped into a standard 100 kilometer (62 mile) high orbit
     inclined 65 degrees to the lunar equator on February 18.  The
     following day the perilune was lowered to 21 kilometers (13 miles)
     in preparation for its final descent.  
        On February 19, LUNA 20 burned it main engine for 267 seconds and
     began its free fall to the lunar surface below.  To give the quickly
     descending spacecraft a little more time to cope with landing in this
     rough terrain, the final descent sequence started at an altitude of
     760 meters (2,500 feet), 160 meters (525 feet) higher than before.  
     This extra margin seemed to have done the trick when LUNA 20 came
     down safely at 3.53 degrees North, 56.55 degrees East near the
     crater Apollonius; just 1.8 kilometers (1.1 miles) southeast of
     the wreckage of its sister ship, LUNA 18.
        Having landed in daylight, the ground controllers had much better
     lighting to search for an appropriate drilling site than in earlier
     missions.  A spot was located and the rigid sample arm was swung
     into position.  The drilling operation proceeded without incident
     to a depth of 10 to 15 centimeters (4 to 6 inches).  Some sort of
     hard material had been hit that overheated the drill motor three
     times during the seven minute drilling operation.  After a
     frustrating half hour and fearful of damaging the sampling mechanism,
     further drilling was abandoned.  The undersized sample, estimated
     to weigh only 50 grams (2 ounces), was placed into the return
     capsule and the lunar robot waited patiently for its launch
     window to open.
        After 27 hours and 39 minutes on the surface, the LUNA 20's
     ascent stage came to life and leapt from the now useless descent
     platform into the black lunar sky.  Three days later and 52,000
     kilometers (32,000 miles) from home, the spherical return capsule
     separated from the spent ascent stage and began its solo free-fall
     to the designated 80 by 100 kilometer (50 by 62 mile) recovery zone.
        While the trip home and the searing reentry into the Earth's
     atmosphere went as planned, the weather conditions in the recovery
     zone had deteriorated.  Unable to delay its return or steer clear
     of a building storm, the LUNA 20 return capsule came down on
     February 25 in the middle of a raging nighttime blizzard.  Landing
     on an island in the ice-choked Karkingir River, 40 kilometers
     (25 miles) northwest of Dzhezkagan, the return capsule waited
     overnight for the recovery crews.  The bright orange parachute was
     spotted at daybreak and the return capsule with its extraterrestrial
     cargo were recovered.

     The Beginning of the End

        By the time LUNA 20 had been recovered, Soviet government interest
     in the Moon was beginning to wane.  Most of the manned lunar mission
     hardware had been tested without crews onboard but development of
     the N-1 moon rocket lagged.  The third test flight of the N-1 on
     June 27, 1971 was to place a dummy lunar payload into Earth orbit.  
     The ascending rocket experienced an uncontrolled roll that over-
     whelmed the guidance system after less than 39 seconds of flight.  
     All first stage engines were shutdown 51 seconds after launch and
     the rocket fell back to Earth.  
        The fourth test flight, this time carrying an unmanned Lunar
     Orbit Cabin (LOK) and a dummy Lunar Cabin (LK), was launched on
     November 23, 1972.   The payload was destined to enter lunar orbit
     where the unmanned LOK would perform a series of tests.  Like all of
     its predecessors, this flight failed when the first stage exploded
     107 seconds into the flight due to a fire in the engine compartment.  
     The N-1 development effort would continue but plans to land cosmonauts
     on the Moon would be reassessed and alternative plans considered.
        The LUNA program planners were soon forced to cut back on the
     lunar mission launch rate while lunar goals were reviewed and
     resources shifted to missions to the planets Mars and Venus.  Still,
     with much hardware in the pipeline and a continued if waning
     commitment to land men on the Moon, Soviet lunar scientist would
     be kept busy even with the reduced number of missions.  Because of
     the continuing problems with the E-8-5 sampling mechanism, the
     construction of the E-8-5M equipped with an improved drill rig
     was authorized.  In addition, follow up rover and orbiter missions
     were given the go ahead.
        With the departure of APOLLO 17 from the Moon in December of
     1972, the Americans had effectively abandoned the Moon.  History
     would record that over two decades would pass before another American
     mission dedicated to studying the Moon would be launched.  In the
     meantime, the Soviet Union would continue their efforts. On
     January 8, 1973, LUNA 21 was launched carrying the second lunar
     rover, LUNOKHOD 2.  Unlike the previous LUNOKHOD mission, the trip
     to the Moon was not uneventful.  There were indications of problems
     along the way that forced controllers to open LUNOKHOD 2's lid to
     recharge the rover's batteries for most of the trip to the Moon.  
     Only during the midcourse correction and lunar orbit insertion
     burns was the solar cell lined lid closed.  After four days in
     transit, LUNA 21 entered a 90 by 100 kilometer (56 by 62 mile)
     orbit inclined 60 degrees around the Moon.  
        After two more days of maneuvering in lunar orbit and lowering its
     perilune to 16 kilometers (10 miles), LUNA 21 made its final descent
     to the surface.  LUNA 21 came to rest inside the crater Lemonnier at
     25.85 degrees North, 30.45 degrees East just 180 kilometers (110
     miles) from the APOLLO 17 landing site.  After inspecting its
     surroundings, LUNOKHOD 2 carefully made its way down the ramps and
     onto the surface.  Because of the difficulties en route, LUNOKHOD
     was parked 30 meters (100 feet) from its descent stage and allowed
     to charge its batteries for the next two days.
        LUNOKHOD 2 incorporated a number of improvements as a result of
     the experience with LUNOKHOD 1.  Most noticeable was a third tele-
     vision camera mounted high in front of the rover to help controllers
     obtain a better view of the terrain ahead of the rover.  The frame
     rate of the TV cameras was also increased so that one frame was
     returned every three seconds instead of the previous glacial pace
     of one every 20 seconds.  The electric drive motors were also
     improved allowing a doubling of the maximum ground speed.  
     Additional instruments were also carried including a boom mounted
     magnetometer nicknamed "Cobra", a visible/ultraviolet astro-
     photometer, and the Rubin 1 laser photodetector.  All these
     improvements increased the rover's total mass by 84 kilograms
     (185 pounds) to 840 kilograms (1,850 pounds).  
        LUNOKHOD 2 would not to be as long lived as its predecessor
     but it did cover much more territory.  The confident ground
     controllers guided the rover over 37 kilometers (23 miles) during
     five lunar days of operation.  Before unexpectedly breaking down in
     May, LUNOKHOD 2 had returned 80,000 television pictures, 86
     panoramas, and performed 740 soil mechanics tests.  LUNOKHOD
     returned measurements of the Moon's surface magnetism that
     complemented surface measurements made by instruments left by the
     APOLLO flights. The improved RIFMA-M X-ray florescence spectrometer
     made measurements of the changes in soil composition as the
     rover pushed its way from the plains into the rugged highland
     foothills.  LUNOKHOD 2 also made brightness measurements of
     the daytime lunar sky using its astrophotometer.  Measurements
     indicated a sky brightness 13 to 15 times greater than the
     Earth's night sky, a fact that seems to be overlooked today
     by groups planning Moon-based optical observatories.
        The exact cause of the demise of LUNOKHOD 2 was never disclosed.  
     It must have happened suddenly since there was no time to park
     the rover so that its French-supplied laser retroflector pointed
     towards the Earth.  Based on the their latest experience with
     LUNOKHOD 2, Soviet engineers made modifications to the next
     LUNOKHOD then under construction.  The third television camera
     mounted high in front of LUNOKHOD 2 proved to be much more useful
     than the pair of stereo cameras mounted lower on the main bus.  
     As a result, the new rover would have a pair of television cameras
     mounted high up on a tiltable table.  This would give ground
     controllers a much wider, stereoscopic field of view than was
     possible with the earlier systems.  
        Despite its shorter life, LUNOKHOD 2 clearly demonstrated
     the utility of remote controlled rovers for exploring vast tracks
     of planetary surfaces.  Without these two LUNOKHOD missions serving
     as pathfinders, efforts to send rovers to Mars would certainly be
     more difficult today.  Despite the unmanned LUNA program's techno-
     logical legacy for the future, politics would finally cause drastic
     cut backs in the E-8 LUNA program and kill off the Soviet's hopes
     to land cosmonauts on the Moon.  By the summer of 1973, talk of
     advanced E-8 missions disappeared.  After years of troubled
     development, work on the N-1 program was suspended in May 1974
     and an impending August test flight canceled.  The rest of the
     manned lunar hardware was mothballed and consigned to storage.  
        Events later that summer would imperil the unmanned LUNA
     program further.  A fleet of four second-generation MARS spacecraft
     were sent to Mars in a last ditch effort to upstage the upcoming
     American VIKING mission.  Both landers failed and only one of the
     two orbiters was able to enter Martian orbit.  By the end of 1974,
     a high priority program was started to develop a Mars sample return
     craft.  With preparations already in progress to launch the first
     second-generation VENERA mission to Venus, resources had to be
     diverted from elsewhere.  As a result of this major shift in
     priorities, the E-8 LUNA program would be forced to continue at
     an ever decreasing pace.

     Hard Times

        It would be a year after LUNOKHOD 2 ceased functioning before
     the Soviet Union would launch their next lunar probe.  On May 29,
     1974, a PROTON-D lifted off carrying LUNA 22.  This E-8LS orbiter
     made a single course correction the day after launch and entered
     a circular 220 kilometer (137 mile) orbit inclined 19.6 degrees to
     the lunar equator on June 2.  A week later it entered a 25 by 244
     kilometer (16 by 152 mile) orbit and LUNA 22 began the high resolution
     mapping phase of its mission.  Four days later LUNA 22 moved into
     a 181 by 299 kilometer (112 by 186 mile) orbit.  From this vantage
     the orbiter would perform the five month long observatory phase of
     its mission.  During this time, LUNA 22 would monitor radiation
     levels and micrometeoroid impact rates as well as map the lunar
     gravitational field.
        On October 28, the first E-8-5M, called LUNA 23, was launched
     towards the Moon.  This improved sample return spacecraft was
     equipped with a new two meter (6.6 foot) tall drill rig bolted to
     the side of the descent stage.  It was designed to secure a 1.6 meter
     (5.2 foot) long, 8 millimeter (0.3 inch) in diameter core sample.  
     It was hoped to perform better than the previously used sample arm
     which never did return the 30 centimeter (12 inch) long core samples
     it was designed to take.  LUNA 23 made a course correction on
     October 31 and the following day entered a 94 by 104 kilometer
     (58 by 65 mile) orbit inclined 138 degrees.  Maneuvers three and
     four days later altered the orbit to 17 by 105 kilometers (11 by
     65 miles) in preparation for its landing in  Mare Crisium.
        Finally on November 5, LUNA 23 ignited its engines to begin
     the descent to the surface.  With its landing radar confused by
     the rugged terrain, the lander came down hard near 13 degrees North,
     62 degrees East.  While the spacecraft continued to function after
     its rough landing, the new drill rig was damaged and inoperable.  
     The battery powered LUNA 23 remained in contact with ground
     controllers for another four days with no return launch attempted.  
     Samples from this area would have to wait for another E-8-5M attempt.
        Shortly after the failure of LUNA 23, attention shifted to LUNA
     22 still in orbit above.  On November 11 LUNA 22 fired its engines
     again and entered a 171 by 1,437 kilometer (106 by 893 mile) orbit
     inclined 19.55 degrees to the equator.  This allowed the orbiter's
     sensors to sample a larger region of the near-lunar environment.  
     On April 2, 1975 the orbit was again modified to 200 by 1,409
     kilometers (124 by 876 miles) inclined 21.0 degrees where it
     continued its observation program.  After a year in lunar orbit,
     LUNA 22 had completed 3,296 orbits about the Moon and had performed
     2,175 communication sessions with ground controllers.
        On August 24, 1975 the orbiter was maneuvered to come as
     close as 30 kilometers (19 miles) of the surface.  The imaging
     system was activated and successfully returned a picture  after a
     year of inactivity.  A few days later the orbit was raised to a
     longer lived 100 by 1,286 kilometer (62 by 799 mile) height inclined
     21.0 degrees to the equator.  After responding to 30,000 commands
     sent from Earth, the LUNA 22 mission officially ended on September
     2 as the last of its attitude control gas was used up making it
     impossible for LUNA 22 to lock its solar panel onto the Sun and
     recharge its batteries.  Ground controllers remained in contact
     with the now drifting lunar orbiter until November.
        On October 16, 1975 a second E-8-5M was launched towards the area
     that crippled LUNA 23.  E-8-5M Number 412 never reached Earth
     parking orbit due to an increasingly rare failure in the PROTON
     launch vehicle.  It would be ten months later, in the glare of the
     successful American VIKING mission to Mars, before a replacement
     could be launched.  On August 9, 1976, LUNA 24 was successfully
     injected into four day trajectory towards the Moon.  Two days into
     the trip, LUNA 24 executed a trajectory correction maneuver and on
     August 13 it entered a circular 115 kilometer (71 mile) orbit
     inclined 120 degrees to the lunar equator.  On August 16 and 17
     LUNA 24 maneuvered into a 12 by 120 kilometer (7.5 by 75 mile) orbit.  
        On August 18, LUNA 24 fired its engines and began its six minute
     descent to the lunar surface.  The lander came down near LUNA 23
     at 12.75 degrees North, 62.20 degrees East.  Unlike its less fortunate
     sibling, the drill carried by LUNA 24 survived the landing unscathed.  
     On ground command the drill bored 1.6 meters (5.2 feet) into the
     lunar regolith and extracted a full 170 gram (6 ounce) core sample
     encased in a flexible plastic sheath.  The core was coiled into a
     small cylinder that was subsequently placed inside the return capsule.  
        After a wait of 22 hours, 49 minutes, the LUNA 24 ascent stage
     ignited its KRD-60 engine and started home.  After a four day long
     flight (one day longer than previous E-8-5 missions), the return
     capsule landed in western Siberia, 200 kilometers (124 miles) south-
     east of the city of Surgut.  So ended what would turn out to be the
     last Soviet mission to the Moon.  
        Not long after the return of LUNA 24, the LUNA program was halted
     and the newly freed resources were used for the higher priority
     Mars sample return and VENERA programs.  In the end, the VIKING
     mission to Mars not only condemned the LUNA 24 mission to virtually
     nonexistent coverage from the Western press but also killed the
     entire LUNA program.  The completed E-8 rover that would have
     been LUNOKHOD 3 along with at least one totally assembled E-8-5M
     and the rest of the E-8 hardware was quietly placed in storage.

     Longing to Return

        By the end of 1977, work on the Mars sample return program was
     stopped. The project was finally killed because of the extreme
     difficulty of the task using the available technology.  This turn
     of events kept alive a glimmer of hope that the LUNA program could
     be revived.  In 1978 a lunar geochemical explorer mission using
     E-8LS hardware was proposed for a launch in 1983.  A far side
     sample return mission was proposed using an improved E-8-5 with a
     much larger return payload capability.  Rovers were dropped for
     this new effort because of the expense of these missions compared
     to the science they return.
        As time wore on, the launch date for this new series of lunar
     missions was continually delayed.  By 1982 the expected launch
     date of the orbiter was pushed back to the late 1980s.  Following
     the lead of other Soviet programs such as VEGA, international
     participation was actively sought especially with France.  By
     1985 the mission evolved into the Lunar Polar Orbiter that would
     carry 300 kilogram (660 pound) payload.  A total of 13 instruments
     would be carried including a imaging system, a pair of gamma ray
     spectrometers, an X-ray spectrometer, a radar altimeter, and a
     variety of instruments to study the particles and fields in near-
     lunar space.  There were also discussions with the Americans who
     offered to divert a proposed solar wind monitoring satellite to
     act as a data relay while the polar orbiter was out of touch with
     Earth on the lunar far side.
        By 1987 the mission received approval and was set for a 1992 launch.  
     Instead of using E-8LS hardware in storage, LUNA 92 would make use
     of the new third-generation spacecraft bus developed for the PHOBOS
     program.  LUNA 92 would be placed into a circular orbit inclined 85
     degrees to the equator where it would systematically map the lunar
     surface using a telecamera as well as gamma, X-ray and infrared
     spectrometers.  As before, instruments would be carried to study
     the lunar particles and fields.  There was also an option for an
     often talked about sample return mission from the far side of the
     Moon in 1996.  The failure of the new PHOBOS spacecraft, a faltering
     economy and the dissolution of the Soviet Union finally ended all
     hope for the old LUNA program.  While there are still proposals
     by some of the newly privatized Russian companies to build lunar
     spacecraft for paying customers, there are no longer any serious
     proposals being considered by the Russian government for
     such missions.
        Although no LUNA spacecraft have been to the Moon in almost two
     decades, the legacy of their feats lives on today.  Clearly if
     these mission were never attempted, today's efforts to send rovers
     and sample return missions to the planet Mars and beyond would have
     had a more difficult time winning support.  While the E-8 space-
     craft were large and their scientific return limited compared to
     what could be done using today's technology, they were the
     successful engineering pioneers that proved that advanced robotic
     investigations of extraterrestrial bodies was possible.

     

                Summary of Lunar Probe Launches, 1971-1976

Name      Launch         Country     Weight         Launch
          Date           lbs (kg)    Vehicle

APOLLO 14 Jan 31, 1971   US          98,004 (44,507) SATURN V
          Manned lunar landing

APOLLO 15 Jul 26, 1971   US         103,003 (46,777) SATURN V
          Manned lunar landing

LUNA 18   Sep 2, 1971    USSR         12,600 (5700)? PROTON-D
          Failed lunar sample return attempt

LUNA 19   Sep 28, 1971   USSR         12,600 (5700)? PROTON-D
          Lunar orbiter

LUNA 20   Feb 14, 1972   USSR         12,600 (5700)? PROTON-D
          Lunar sample return

APOLLO 16 Apr 16, 1972   US           103,024 (46,787) SATURN V
          Manned lunar landing

(Unannounced)  
          Nov 23, 1972   USSR          75,000 (34,000)? N-1
          Unsuccessful unmanned lunar orbit and return attempt

APOLLO 17 Dec 7, 1972    US           103,044 (46,796) SATURN V
          Manned lunar landing

LUNA 21   Jan 8, 1973    USSR          12,600 (5700)? PROTON-D
          Carried LUNOKHOD 2 rover to lunar surface

EXPLORER 49    
          Jun 10, 1973   US                 723 (328) TAD
          Radio Astronomy Explorer placed in lunar orbit

LUNA 22   May 29, 1974   USSR          12,600 (5700)? PROTON-D
          Lunar orbiter

LUNA 23   Oct 28, 1974   USSR          12,600 (5700)? PROTON-D
          Unsuccessful lunar sample return attempt

E-8-5M No.412  
          Oct 16, 1975   USSR          12,600 (5700)? PROTON-D
          Unsuccessful lunar sample return attempt

LUNA 24   Aug 9, 1976    USSR          11,684 (5306)  PROTON-D
          Lunar sample return


     Bibliography

     Covault, Craig, "Soviets in Houston Reveal Lunar, Mars, Asteroid
     Flights",  AVIATION WEEK & SPACE TECHNOLOGY, pp 18-20, April 1, 1985

     Harvey, Brian, "Promise Unfulfilled: The Soviet Unmanned Moon
     Programme 1969-1988", JOURNAL OF THE BRITISH INTERPLANETARY
     SOCIETY, pp 394-398, September 1990

     Johnson, Nicholas, HANDBOOK OF SOVIET LUNAR AND PLANETARY
     EXPLORATION, 1979

     Johnson, Nicholas, SOVIET SPACE PROGRAMS 1980-1985, 1987

     Johnson, Nicholas, THE SOVIET YEAR IN SPACE 1989, 1990

     Johnson, Nicholas, THE SOVIET REACH FOR THE MOON, 1994

     Reeves, Robert, THE SUPERPOWER SPACE RACE, 1994

     Siddiqi, Asif A., "Major Launch Failures in the Early Soviet
     Space Program", SPACEFLIGHT, pp 393-394, November 1995

     Smolders, Peter, "Correspondence: Lunokhod-3", SPACEFLIGHT,
     August 1995

     Varfolomeyev, Timothy, "The Soviet Mars Programme", SPACEFLIGHT,
     July 1993

     Watts, Raymond N., Jr., "Lunokhod 2 on the Moon", SKY & TELESCOPE,
     pp 148-149, March 1973

     Wilson, Andrew, (JANE'S) SOLAR SYSTEM LOG, 1987

     "Lunokhod 2 Starts Exploration", AVIATION WEEK & SPACE TECHNOLOGY,
     p 17, January 22, 1973

     "Lunokhod Rover Lunar Studies Delayed", AVIATION WEEK & SPACE
     TECHNOLOGY, February 12, 1973

     "Luna 24 Mission Returns Subsurface Moon Samples", AVIATION
     WEEK & SPACE TECHNOLOGY, August 23, 1976

     "Soviets Plan Extended Lunar Effort", AVIATION WEEK & SPACE
     TECHNOLOGY, May 2, 1978

     "Soviets Propose Multinational Lunar Mission", AVIATION WEEK &
     SPACE TECHNOLOGY, p 26, July 26, 1982

     "US Proposes Lunar Mission With Soviets",  AVIATION WEEK & SPACE
     TECHNOLOGY, p 28, October 28, 1985

     "Soviets Revise Mars Program; Prepare Mission to Moon",  AVIATION
     WEEK & SPACE TECHNOLOGY, p 39, January 2, 1989

     "Soviet Lunar Mission", SPACEFLIGHT, p 83, March 1989

Николай Павловский

ЦитатаСистема терморегулирования и энергоснабжения были луноходовскими

Александр, Вы это знаете или предполагаете?

Подозреваю, что второе  :roll:

Система терморегулирования была не вполне луноходовская:
0) совершенно другие условия работы
1) на фотографиях отлично видны радиаторы вокруг приборного отсека - на луноходах, как известно, все было иначе.
2) История создания и использования полониевых нагревателей достаточно полно описана в нескольких источниках, включая вполне официозную историю саровского ВНИИЭФа aka Арзамас-16 и тамошнего завода "Авангард". Никаких упоминаний об грелках для Е-8ЛС там нет. Для двух "Космосов" - есть, для трех запущенных луноходов - тоже есть, включая и судьбу капсулы в неудачном пуске января 1969.

ЦитатаСБ монтировалась на откидной крышке, которая одновременно служила для терморегуляции при входе в тень Луны.

Опять же - жто точно или "имхо"?

1) Откинутая крышка делает станцию существенно несимметричной, что, видимо, исключает режимы типа закрутки на Солнце (вспомните Союз-1). А поддерживать ориентацию двигателями - никакого азота не хватит.
2) Период обращения у станций Е-8 порядка 2 часов. Что, каждый час крышка будет открываться/закрываться? И так в течении года? Такое, конечно, сделать можно, но, согласитесь, это будет совсем другой привод и, наверное, другая крышка по сравнению с луноходом, который кастрюльку раз в две недели закрывает.

И главное - зачем так сложно-то?

В общем, прошу или как-то подтвердить Вашу инфу, или честно признаться в ее гипотетическом характере.  :)
Большому кораблю - малую тягу!

Pavel

А так быть не могло?

Станция ориентируется на Солнце, батарея открывается, аккумуляторы заряжаются.

Аккумуляторы зарядились, батарея закрывается, станция ориентируется на Луну и занимается научной работой. Как только аккумуляторы разряжаются все повторяется сначала?

Николай Павловский

ЦитатаА так быть не могло?

Станция ориентируется на Солнце, батарея открывается, аккумуляторы заряжаются.

Аккумуляторы зарядились, батарея закрывается, станция ориентируется на Луну и занимается научной работой. Как только аккумуляторы разряжаются все повторяется сначала?

Можно, конечно. Но ценой массы аккумуляторов, усложнением управления станцией, расхода рабочего тела на развороты. И все это ради унификации крышки?

Есть еще один вариант - что "крышка" открывается не на 180, как у лунохода, а на 270, т.е. встает "вертикально" с торца станции.
 И вообще там фиксируется нафиг.
Представили?

Ну, это мы уже в область спекуляций полезли.

Теперь офтом. Заранее прошу прощения.
Павел, пытался Вам по кратеру Коперника послать сообщения через здешнюю механику - личное и мыло, чтобы не засорять форум.
Получали? Ежели что, пишите мне на Pavlovsky@parus.com
Большому кораблю - малую тягу!

Старый

Пару мыслей по конструкции.
 На ступени КТ топливо размещалось в двух группах баков - на самой ступени и в навесных баках. Навесные баки обеспечивали перелёт к луне, переход на орбиту и коррекции для формирования нужной орбиты. Перед самым началом посадки они сбрасывались, и сход с орбиты, торможение и посадка осуществлялись на топливе из баков самой посадочной ступени.
 Объём маневрирования станций ЛС характерен какраз для топлива из навесных баков. Не было манёвров даже отдалённо сравнимых с посадочным торможением.  Так что логично предположить, что в ступени КТ топлива не было. Оже на снимках не заметно сферических баков топлива, то что видно это скорее всего гермоотсеки со служебной аппаратурой.
 Ну, про "луноходовский" гермоотсек тут уже сказали. Состав аппаратуры судя по всему настолько различен, что прямое заимствование вряд ли возможно. Ни телекамер, ни высокоскоростного передатчика для них, ни научных приборов, ни аппаратуры управления движителем, ни остронаправленных антенн. Радиаторы терморегулирования другие, изотопного нагревателя судя по всему тоже нет. И сам гермоотсек выглядит какимто низким.
 А вот солнечная батарея возможно могла быть. Если она всё время находилась в открытом положении, то динамика станции вполне могла быть рассчитана на эту конфигурацию.
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

VK

ЦитатаА вот солнечная батарея возможно могла быть. Если она всё время находилась в открытом положении, то динамика станции вполне могла быть рассчитана на эту конфигурацию.

Ну, это вряд ли (С) Сухов.

Любой инженер предложил бы сразу поставить батареи на внешней стороне крышки и вся недолга. А если надо - на выведении накрыть каким-нибудь сбрасываемым чехлом. Разумеется - все имхо.

Старый

ЦитатаЛюбой инженер предложил бы сразу поставить батареи на внешней стороне крышки и вся недолга. А если надо - на выведении накрыть каким-нибудь сбрасываемым чехлом. Разумеется - все имхо.

 И действительно... Так получается, что солнечной батареи не было? Тогда действительно, огромный пассивный вес мог объясняться весом аккумулятров?
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

ааа

И чем же, по Вашему, можно объяснить столь странное, мягко выражаясь, конструкторское решение в части СЭП? В конце концов, что мешало установить СБ, пусть не луноходовскую, пусть с другого типа КА?
Ссылки на "ужасную динамику" не принимаются, использовать ровер в качестве орбитера хоть с СБ, хоть нет  - по любому ужас. Трудно назвать систему, которую при этом не надо переделывать. Так что СБ не сильно усложнили бы жизнь конструкторам.
Может, весь внутренний объем был залит элетролитом и представлял собой сплошной аккумулятор? :)
"One small step for a man, one giant leap for mankind." ©N.Armstrong
 "Let my people go!" ©L.Armstrong

Старый

Чем объяснить то? Да хрен его знает...
 Если основной задачей было длительное наблюдение за орбитой в баллистических целях, то это не требовало больших затрат электроэнергии. Редкие сеансы связи с измерением параметров орбиты и сбросом научных данных. Аккумуляторов могло и хватить.
 Станция Е-8 разрабатывалась под химические источники тока. Введение солнечных батарей и режима ориентации на солнце требовало изменений в СЭП, системе управления, расхода рабочего тела. Реализация этого дела требовала времени, средств, отрабртки. Если задача полёта не требовала больших энергозатрат, то можно было попробовать "ничего не менять" и обойтись химическими иточниками.
 "Ровер в качестве орбитера" это вряд ли. На снимках не заметно ни шасси ни других элементов Лунохода. Скорее всего был просто использован готовый гермокорпус. Зачем морочиться с разработкой и изготовлением нового гермокорпуса когда уже есть готовый?

 Но всё это не более чем гадание на кофейной гуще. Нужно искать первоисточник.
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

Pavel

Нашел информацию как принималось решение о создании станций Луна-19/22 и для чего
они предназночались. Источник: "Творческий портрет М.В. Келдыша по воспоминаниям современников".
Автор Э.Л. Аким ИПМ.

Мне запомнилось еще одно событие, которое связано с запусками указанных выше лунных объектов серии Е-8, совершавших посадку на Луну с орбиты её искуственных спутников. Нас очень беспокоили вопросы точности прогнозирования движения этих аппаратов на низких окололунных орбитах. Причиной беспокойства было недостаточно хорошее знание гравитационного поля Луны. От точности знания лунного поля тяготения зависела возможность осуществления высокоточной посадки на Луну этих лунных объектов и, как следствие, возможность достаточно точного возвращения на Землю спускаемых аппаратов с образцами Лунного грунта. В это время министром общего машиностроения был Сергей Александрович Афанасьев - человек, который явился основоположником отрасли по созданию средств ракетно-космической техники и внес большой вклад в ее развитие. Мы неоднократно обращались к руководству Министерства общего машиностроения с предложениями о создании двух или трех КА, выводимых на орбиту спутника Луны с целью проведения необходимых исследований ее гравитационного поля. Было очень важно сделать это до запуска первого из аппаратов серии Е-8. Однако, договориться мы не смогли. После неудачи, которая постигла КА "Луна-15" - это был первый аппарат этой серии - среди возможных причин аварии исследовалась и возможная ошибка прогноза движения этого КА, возникшая за счет незнания гравитационного поля Луны. М.В. Келдыш отнесся к этой аварии очень серьезно.

Как-то Мстислав Всеволодович вызвал нас с Дмитрием Евгеньевичем Охоцимским и сказал, что завтра, в субботу, мы поедем с ним на совещание к секретарю ЦК КПСС Д.Ф. Устинову, в ведении которого находилась ракетно-космическая техника. Предполагалось на этом совещании провести разбор аварии, происшедшей с "Луной-15" и выработать необходимые мероприятия для исключения возможных подобных ситуаций: Мстислав Всеволодович предупредил нас, чтобы мы подготовились, выступили и сказали обо всем, что нужно для обеспечения надежной реализации этой программы. Конечно, Мстислав Всеволодович все прекрасно знал сам, ему совершенно не нужно было, чтобы мы ехали к Дмитрию Федоровичу, он мог сам все доложить на этом совещании в деталях, не обо всех из которых мы имели информацию. Когда мы приехали, то увидели, что среди высоких руководителей, присутствовавших на совещании у Дмитрия Федоровича, мы оказались единственными исполнителями. Естественно, что мы чувствовали себя весьма и весьма неуютно. Я думаю, что М.В. Келдыш, пригласив нас на это совещание, просто хотел, во-первых, повысить нашу ответственность за работы, которые предстояли после этого совещания. Во-вторых, он хотел направить внимание совещания во главе с Дмитрием Федоровичем на конкретные неотложные дела, которых было много и которые очень медленно решались. На этом совещании выступил Дмитрий Евгеньевич, сказал о наших проблемах,в том числе, в первую очередь, о том, что нам надо иметь три целевых лунных КА для того,чтобы осуществить необходимое уточнение лунного поля тяготения. Сказал также и о том, что мы обращались с соответствующей просьбой в Министерство общего машиностроения, но так и не получили до сих пор положительного ответа. Д.Ф. Устинов сказал, обращаясь к присутствовавшему на совещании С.А. Афанасьеву: "Сергей Александрович, я Вас не понимаю!" Сергей Александрович встал и доложил: "Я вчера дал указание о том, чтобы были начаты работы по созданию трех указанных КА. Приказ у меня уже в портфеле".

Учитывая что после Луны-19 смосли сесть все станции, то свою задачу они выполнили.
Да, где-то тут говорилось  что если сравнить Луну-19/22 с Лунар Орбитер
то мы получим полный провал. Лично меня, чем больше я узнаю о этих станциях,
подмывает сравнить их с Клементиной. :)

Старый

ЦитатаУчитывая что после Луны-19 смосли сесть все станции, то свою задачу они выполнили.
Да, где-то тут говорилось  что если сравнить Луну-19/22 с Лунар Орбитер
то мы получим полный провал. Лично меня, чем больше я узнаю о этих станциях,
подмывает сравнить их с Клементиной. :)

 Не смешно. Клементина весом 5.5 тонн и почти без научной аппаратуры! Повернётся же язык! Издеваетесь, да? Глумитесь над отсталостью советской техинки? ;)
 При чём тут вобще Клементина? У супостатов гравитациоонные исследования были выполнены на Лунар Орбитерах. Охота посравнивать: сравнивайте с Лунар Орбитерами.
 Назначение аппаратов для длительных гравитационных наблюдений было объявлено уже тогда, в период их полёта. Вопрос остаётся лишь в том, был ли весь резерв массы израсходован на огромный аккумулятор весом в тонны, или было чтото другое.
 А садились Луны Е-8 и до Луны-19, а бились и после Луны-22. Гравитация тут скорее всего нем при чём.
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

ааа

А как гравитационные исследования соотносятся с наличием телевизионной системы? ТВ ведь накладывает жесткие требования на систему ориентации и стабилизации.
"One small step for a man, one giant leap for mankind." ©N.Armstrong
 "Let my people go!" ©L.Armstrong

VK

ЦитатаВопрос остаётся лишь в том, был ли весь резерв массы израсходован на огромный аккумулятор весом в тонны, или было чтото другое.

Цитата из статьи, приведенной на стр.1:
"... the LUNA 22 mission officially ended on September
2 as the last of its attitude control gas was used up making it
impossible for LUNA 22 to lock its solar panel onto the Sun and recharge its batteries.


ЦитатаА садились Луны Е-8 и до Луны-19, а бились и после Луны-22. Гравитация тут скорее всего нем при чём.

А что билось после Луны-22?

Андрей Суворов

Вестимо, Луна-23!
Только 24-я смогла привезти обратно грунт в виде двухметровой колонки...
Насколько я знаю, 25-й не существовало.