Двигатели Тураевского МКБ "Союз"

Автор Salo, 05.09.2009 22:44:56

« предыдущая - следующая »

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

Salo

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Старый

Отличается!
И если это тот же то сколько же их по музеям?
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

Salo

Цитата
Цитата
Цитата
ЦитатаУважаемый Schwalbe!
Вы, надеюсь, еще вхожи  в эту лабораторию. Может, проясните этот вопрос с эмблемой на лунных аппаратах:
http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/phpBB2/viewtopic.php?t=8552&start=1350

Может быть Красноярский завод, что делал блок Д.


Машиностроительный завод «Арсенал»

«Арсенал» межпланетный [...] Также в 1966 году заводу «Арсенал» было поручено изготовление блоков ориентации лунного орбитального корабля и лунной кабины. Блоки были изготовлены и поставлены на испытание, однако из-за отсутствия носителя Н1-Л3 использованы в лунном проекте не были. [1]
Вован, а ведь на ДУ COЗ Блока ДМ должен стоять индекс 11Д79. А это не от него. Это от чегото другого, вероятно от лунного комплекса.
ЦитатаУ нас и другой индекс есть

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

У Блока Д лунного комплекса индекс ДУ СОЗ был 11Д72, но функции ориентации он не выполнял. Для этого использовали ДОК ЛОК.

И потом у Вэйда написано, что это Блок Д Н1-Л3:



Правда индекс у него почему-то 11Д68.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

ЦитатаЗначит Блоки СОЗ  11Д72 (Блок Д Н1-Л3) и 11Д74 (Блок Г Н1-Л3) были предназначены только для осадки топлива перед запуском маршевого двигателя. Функция стабилизации и ориентации ЛРК была возложена на ДОК ЛОК  и ДО ЛК.

Отличие Блока СОЗ 11Д79 Блока Д комплекса УР500К-Л1 состояло в том, что на него были возложены функции стабилизации и ориентации связки Блок Д-7КЛ1 в течении двух включений Блока Д.
"Ракетно-космическая корпорация Энергия им. С.П.Королёва. 1946-1996.": Многоцелевые унифицированные ракетные блоки Д и ДМ, двигатели и топлива для них.
ЦитатаДля создания перегрузки перед включением основного двигателя использовалась автономная двигательная установка системы обеспечения запуска с вытеснительной подачей высококипящих самовоспламеняющихся компонентов топлива, которую разработало ТМКБ "Союз" (В.Г. Степанов). Моделирование позволило создать ДУ СОЗ с применением весьма малых начальных перегрузок (2х10-4-5х10-3) и выбрать оптимальные внутрибаковые устройства, что обеспечило минимум массовых потерь, связанных с установкой СОЗ. На модельных установках был отработан многократный (до 7 раз) запуск блока Д с содержанием топлива в баках до 30% их объема.
Бак ДУ СОЗ имел форму шара. В ее состав входили два двигателя (один резервный), тяга которых в процессе отработки постепенно снижалась с 10 до 2,5 кгс, что было обосновано результатами модельных испытаний, а величина начальной перегрузки была доведена до 10 при времени ее действия до 300 с. Форма перфорированных внутрибаковых устройств также была оптимизирована, На блоке устанавливались две ДУ СОЗ, прикрепленные к нижнему днищу бака горючего симметрично относительно продольной оси, которые должны были сбрасываться после запуска основного двигателя блока при его последнем включении.
В 1965 году началась разработка головного блока и орбитального пилотируемого комплекса для облета Луны ( комплекс Л1). В состав головного блока входил модифицированный разгонный блок Д (11С824). При разработке схемы полета комплекса Л1 было решено провести два запуска блока Д (для накопления опыта повторного запуска кислородно-керосиновой ДУ в космических условиях): первый - кратковременное включение двигателя для вывода на низкую круговую орбиту ИСЗ и второй - для разгона с опорной орбиты ИСЗ к Луне.
Блок Д комплекса Л1 стал родоначальником семейства разгонных блоков. При его разработке основные решения по конструкции топливного отсека и пневмогидравлической схеме были заимствованы с блока Д комплекса Н1-Л3 с изменением силовых отсеков (средний и нижний переходники, ферма крепления корабля 7К-Л1), а также облика и функционирования ДУ СОЗ. В схеме полета корабля 7К-Л1 на ДУ СОЗ дополнительно возлагались его ориентация и стабилизация перед довыведением на орбиту ИСЗ и при полете по этой орбите. Для ориентации и стабилизации в составе ДУ СОЗ использовались дополнительные двигатели, создающие управляющие моменты по крену, тангажу и рысканию. После запуска основного двигателя блока 11С824 при втором включении ДУ СОЗ сбрасывалась.
Наземная экспериментальная отработка блока 11С824 завершилась двумя огневыми испытаниями (18 ноября и 9 декабря 1966 года) на стенде НИИХИММАШ (В.А, Пухов), циклограмма которых предусматривала два запуска ДУ блока Д. Первый запуск блока Д в составе комплекса Л1 состоялся 10 марта 1967 года ("Космос-146"), Блок Д разогнал корабль 7К-Л1 № 2П до скорости выше второй космической при надежной работе всех его систем.

Так что у нас получается: ДУ СОЗ Блока Д УР-500K-Л1 имела индекс 11Д71, а индекс 11Д79 появился только у ДУ СОЗ Блока ДМ?
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Старый

Счас не найду фотографий, но в одном из первых МАКСов (или даже "К звёздам-91") тураевцы выставляли лётный экземпляр данной ДУ. По внешнему виду он сильно отличался от представленых на фотографии. В основаном размерами самих двигателей - они были трёх разных размеров и значительно меньше чем показаны на данных снимках. Двигатели осаждения топлива были самыми маленькими, я даже не поверил и переспросил. И главное - все двигатели имели специфическую теплоизоляцию - вокруг них были сделаны стальные цилиндры обмотаные снаружи асбестом. Таким образом чтобы тепло с нагретых сопел могло излучаться только в направлении выходного сечения сопла но никак не в стороны.
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

Salo

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Старый

ЦитатаВот 11Д79:
О! Оно! Вон по центру торчит маленький движок осаждения топлива.
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

Salo

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/energia46-96/06.html#27


Компоновочный чертеж разгонного блока ДМ

1. Приборный контейнер
2. Бак окислителя
3. Межбаковая ферма
4. Средний переходник
5. Бак горючего
6. ЖРД 11Д58М
7. Блок обеспечения запуска
8. Нижний переходник
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

О блоке Д:
http://epizodsspace.airbase.ru/bibl/energia46-96/06.html#27

Блок Д (11А52Д) комплекса Н1-Л3:
ЦитатаИз всех ракетных блоков комплекса Н1-Л3 блок Д оказался наиболее сложным: время его активного функционирования составляло 7 суток, в течение которых мог потребоваться семикратный запуск. Сферический бак окислителя и торовый бак горючего, внутри которого располагался двигатель, определили габаритные размеры блока Д. Сферическая форма бака окислителя была выбрана из условия уменьшения теплового потока к компоненту (переохлажденный кислород с температурой до минус 193°С). Бак закрывался экранно-вакуумной теплоизоляцией.
При проектировании блока было много споров вокруг наиболее рационального способа забора горючего из бака в условиях малой перегрузки. Рассматривались варианты разделительной мембраны и ранее применяемых в торовых баках заборных устройств "банановой" формы напорного и безнапорного типов. В результате было найдено самое неожиданное и простое решение - наклонить бак на 3°, что позволило иметь как бы полностью открытое заборное устройство, не загроможденное перемычками и другими конструктивными элементами.
Такому решению способствовала разгруженная силовая схема баков блока. На блоке впервые были применены технические решения, которые впоследствии стали классическими в ракетной технике (например, использование баковых преднасосов, входящих в состав двигателя, хранение гелия в баллонах, погруженных в жидкий кислород и др.),
Для создания перегрузки перед включением основного двигателя использовалась автономная двигательная установка системы обеспечения запуска с вытеснительной подачей высококипящих самовоспламеняющихся компонентов топлива, которую разработало ТМКБ "Союз" (В.Г. Степанов). Моделирование позволило создать ДУ СОЗ с применением весьма малых начальных перегрузок (2х10-4-5х10-3) и выбрать оптимальные внутрибаковые устройства, что обеспечило минимум массовых потерь, связанных с установкой СОЗ. На модельных установках был отработан многократный (до 7 раз) запуск блока Д с содержанием топлива в баках до 30% их объема.
Бак ДУ СОЗ имел форму шара. В ее состав входили два двигателя (один резервный), тяга которых в процессе отработки постепенно снижалась с 10 до 2,5 кгс, что было обосновано результатами модельных испытаний, а величина начальной перегрузки была доведена до 10 при времени ее действия до 300 с. Форма перфорированных внутрибаковых устройств также была оптимизирована, На блоке устанавливались две ДУ СОЗ, прикрепленные к нижнему днищу бака горючего симметрично относительно продольной оси, которые должны были сбрасываться после запуска основного двигателя блока при его последнем включении.
Как видим на ДУ СОЗ этого блока Д возлагалась только функция осаждения топлива и было установлено только два двигателя  (один резервный). Индекс ДУ СОЗ 11Д72.


 
Блок Д (11С824) комплекса УР-500К-Л1:
ЦитатаВ 1965 году началась разработка головного блока и орбитального пилотируемого комплекса для облета Луны ( комплекс Л1). В состав головного блока входил модифицированный разгонный блок Д (11С824). При разработке схемы полета комплекса Л1 было решено провести два запуска блока Д (для накопления опыта повторного запуска кислородно-керосиновой ДУ в космических условиях): первый - кратковременное включение двигателя для вывода на низкую круговую орбиту ИСЗ и второй - для разгона с опорной орбиты ИСЗ к Луне.
Блок Д комплекса Л1 стал родоначальником семейства разгонных блоков. При его разработке основные решения по конструкции топливного отсека и пневмогидравлической схеме были заимствованы с блока Д комплекса Н1-Л3 с изменением силовых отсеков (средний и нижний переходники, ферма крепления корабля 7К-Л1), а также облика и функционирования ДУ СОЗ. В схеме полета корабля 7К-Л1 на ДУ СОЗ дополнительно возлагались его ориентация и стабилизация перед довыведением на орбиту ИСЗ и при полете по этой орбите. Для ориентации и стабилизации в составе ДУ СОЗ использовались дополнительные двигатели, создающие управляющие моменты по крену, тангажу и рысканию. После запуска основного двигателя блока 11С824 при втором включении ДУ СОЗ сбрасывалась.
Наземная экспериментальная отработка блока 11С824 завершилась двумя огневыми испытаниями (18 ноября и 9 декабря 1966 года) на стенде НИИХИММАШ (В.А, Пухов), циклограмма которых предусматривала два запуска ДУ блока Д. Первый запуск блока Д в составе комплекса Л1 состоялся 10 марта 1967 года ("Космос-146"), Блок Д разогнал корабль 7К-Л1 № 2П до скорости выше второй космической при надежной работе всех его систем. Всего по программе Л1 было проведено 14 запусков комплекса РН "Протон" с разгонным блоком Д. Вследствие аварии РН летные испытания прошли 7 блоков Д. Эти испытания подтвердили эффективность применения космических кислородно-керосиновых ДУ многократного включения и позволили расширить область применения блока Д. После проведения проектных и баллистических расчетов по использованию блока Д для разгона космических аппаратов на траектории полетов к Луне, Марсу и Венере в 1968 году была проведена конструктивная доработка блока с космическими аппаратами дальнего космоса разработки ОКБ им. Лавочкина (Г.Н. Бабакин). Этому предшествовало детальное обсуждение целесообразности использования блока Д для решения задач запуска космических аппаратов в дальний космос, так как ОКБ им, Лавочкина совместно с ОКБ-456 (В.П. Глушко) предполагало создать для своих космических аппаратов новый разгонный блок на базе 10-тонного двигателя, работающего на топливе кислород - несимметричный диметилгидразин.
Вот эта ДУ СОЗ видимо и имела индекс 11Д71. Отсюда и такое количество двигателей МТ, каждый из которых имеет резервный. Всего восемь ЖРД МТ на каждой ДУ.




ЦитатаОдновременно продолжалась наземная отработка блока Д комплекса Н1-Л3. Было проведено шесть огневых испытаний (три в 1967 году, одно - в 1970 году и два - в 1971 году), при которых двигатель блока Д включался семь раз, при испытании 4 марта 1971 года - восемь раз. Кроме того, учитывая сложность функционирования блока Д в комплексе Н1-Л3, было принято решение о проведении специальных летных испытаний его на ракете-носителе "Протон". Для этого был спроектирован головной блок Л1Э, который состоял из упрощенного корабля 7К-Л1, экспериментального блока Д и головного обтекателя комплекса Л1. Экспериментальный блок Д был оснащен дополнительными датчиками для получения более полной информации по внутрибаковым процессам и несколькими иллюминаторами, через которые осуществлялась подсветка и проводилась видеосъемка поведения жидкости во время полета на различных расстояниях от заборного устройства. Кроме того, бак горючего имел прозрачный люк.
Из двух запланированных полетов первый (28 ноября 1969 года) был неудачным из-за аварии носителя, а второй (2 декабря 1970 года) прошел успешно. Вся информация по внутрибаковым процессам при семи включениях двигателя была передана на Землю, Основным инициатором этого эксперимента был П.Ф. Шульгин. В разработке и летных испытаниях комплекса Л1Э принимали участие Б.А. Соколов, В.А. Балашов, З.А. Волочкова, П.М. Воробьев, В.Г. Высоцкий, Г.Н. Дегтяренко, А.В. Дитрих, Н.А. Задумин, О.С. Карпов, А.И. Нечаев, В.В. Молодцов, Г.Г. Подобедов, В.М. Протопопов, В.В. Рогожинский, А.П. Фролов. Руководителем полета был Я.И. Трегуб.
Всего в период с 1967 по 1976 г. ракетой-носителем "Протон" с блоком Д выведено на целевые орбиты 26 космических аппаратов, в том числе: "Космос" (5 аппаратов), "Зонд" (5 аппаратов), "Луна" (10 аппаратов), "Марс" (6 аппаратов).

Блок Д (11С86) ракеты 8К82К:
ЦитатаВ начале 1969 года по предложению ОКБ-1 была разработана модификация блока Д для выведения на геостационарную орбиту спутников связи и телевидения, которые разрабатывало КБ ПМ (М.Ф. Решетнев). Спутники связи не имели аппаратуры управления ракетным блоком, поэтому блок Д был оснащен самостоятельной системой управления, расположенной в герметичном приборном отсеке торовой формы, в котором также размещалась аппаратура телеметрии и командной радиолинии. Приборный отсек был установлен на специальной ферме над баком окислителя и имел систему терморегулирования. На блоке Д был установлен двигатель 11Д58М, разработка которого была проведена в отделе 13 (Б.А. Соколов). Эта модификация блока получила обозначение ДМ, или 11С86.
Вот для неё видимо сделали новую модификацию ДУ СОЗ с индексом 11Д79, убрав резервные двигатели, поскольку ДУ всё-равно две.


"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

ЦитатаThere seems to have been two major variations of the LK 11Д76 Orientation Block...



Who can tell me why these look so different? Did they function identically? Were they similar in weight? When did one design come out compared to the other???

With Curiosity,
David L. Rickman
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

Из книги "РККЭ: Первое десятилетие XXI века", стр. 317:



После перехода на ДУ СОЗ, работающую на основных компонентах,  и отказа от 11Д79 последние ЖРД ТМКБ Союз уйдут в историю.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

Цитатаhttp://www.novosti-kosmonavtiki.ru/phpBB2/viewtopic.php?p=801555#801555
ЦитатаНе пугайтесь, я не о настоящем времени, я о прошлом.
В одну из командировок на полигон (95 площадка) в середине восьмидесятых, решил я в свободное время прогуляться на место падения Протона. Старшие товарищи объясняли дорогу так:" Доходишь до трех троек (81 площадка), дальше идешь приблизительно на восток, до барханов, поднимаешься на бархан, там увидишь"
И я, по простоте душевной и наивности потопал. В расчете на то, что лежащий на боку, на может помятый, может обгоревший Протон найти легко, хоть за километр, хоть за пять. Часа за полтора - два дошел до цепочки барханов. Они тянулись с юго - востока на северо-запад. Барханы были отличным ориентиром, однако сейчас в Гугле они различаются с трудом. Поднялся на бархан, открылась линия горизонта на восток и северо- восток. Внимательно обозрел окрестности и ... не увидел ничего. Ровным счетом ничего, что говорило бы о том, что где-то здесь место падения РН Протон и космической головной части. Дальше была более менее ровная степь до горизонта. Виднелись позиции ЗРК ПВО, севернее аэродром Юбилейный, а на востоке УКСС и 110 площадка. Все. Сколько ни смотрел по сторонам, ничего примечательного не увидел. Первая мысль:" На...обманули", одним словом. Надо сказать, что любителей розыгрышей было предостаточно. Некоторые истории были просто легендарными. Метрах в двухстах разглядел тригонометрический знак, под которым еле заметная черточка. Решил дойти до знака, а уж потом идти домой. Под тригонометрическим знаком оказался пороховой двигатель системы разделения ступеней.
Значит все правильно! Кто то поставил его вертикально, очевидно для ориентира. Внутри он был пуст, то есть выгорел или отработал. Я прошел еще с полкилометра и обнаружил воронку метров 20 в диаметре. Внутри нее и вокруг лежали обломки двигателей 11Д43.Вокруг все было усеяно, как рваной бумагой, кусками алюминия, в основном от сантиметра до тетрадного листа. Попадались и куски метровые и больше, но нечасто. Метров через 50-100 (точно не помню) была воронка поменьше от второй ступени, а дольше от третьей и головной части. Всюду вокруг валялись рваные кабели, разъемы. То что третья воронка от головной части, было понятно по многочисленным платам, радиодеталям и реле, которые усеивали все вокруг. Там я нашел кусок двигателя, хорошо мне знакомый. Такие же или аналогичные были на ТКСах.
 ЖРДМТ ТМКБ «Союз» были мне хорошо знакомы. Отличительной особенностью их было то, что клапанный механизм у них был стандартный, вытачивался из цельной заготовки нержавеющей стали. Был он достаточно тяжел, но надежен. Этот клапанный механизм мне и попался, причем с головкой камеры сгорания. Гайка крепления (сзади) оторвана, катушка с соленоидом, камера сгорания, подводящие магистрали оторваны. Фото привожу.




Уважаемые участники форума Новости Космонавтики! Прошу вашей помощи, чтобы совместными усилиями определить, от какого космического аппарата этот двигатель и, по возможности, что за двигатель.
По моим оценкам он очень похож на 11Д434М, тягой 40 кг. Место падения Протона - приблизительно 7 км восточнее 81 стартовой площадки и 4-5 км восточнее 200.
23.07.82 г. Авария из-за отказа рулевой машинки РМ-6 ДУ 1 ст. РН на 8 секунде полета. Погиб КА Экран
Цитата
ЦитатаВ 82-м году ДУ COЗ была  уже новая 11Д79. На КА стояла ДУ 17Д66.
Обе Тураевского МКБ Союз. Выглядели примерно так:



Индексов самих двигателей у меня нет. :(
Спасибо, Salo. Судя по форсуночной головке

это  двигатель от ДУ СОЗ разгонного блока тягой 25 Н
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

Из книги В.С.Завьялова:
http://zavjalov.okis.ru/12.html
ЦитатаВ 1966 г. защищен ЭП по комплексу «Алмаз». На ОПС была ДУ вытеснительной системы подачи.  В нее входили два двигателя 11Д24 разработки КБХА тягой 400 кг., 16 ЖРД жесткой стабилизации по 20 кг., 12 ЖРД мягкой стабилизации по 1,2 кг. и 4 ЖРД коррекции по 40 кг. разработки Тураевского МКБ «Союз». На ТКС была комбинированная ДУ с баками высокого и низкого давления. Двигатель коррекции 11Д442 /С5.62/ с ТНА тягой 400 кг. разработки КБХМ и  20 двигателей причаливания и стабилизации по 40 кг. /11Д434М/ и 16 двигателей точной стабилизации тягой 1,2 кг./11Д432М/ разработки ТМКБ «Союз». При работах по блоку «И» Н1-Л3 мне приходилось работать в контакте с представителями ТМКБ «Союз». В состав блока «И» входили ЭХГ /электрохимический генератор/ и ДОК / это блок двигателей ориентации комплекса/. ЭХГ относился к Средмашу и я понятия не имел, что там делается. Работы по ДОК проводились совместно с  ДУ С5.51 на заправочной станции 11Г131 и обсуждались на совещаниях о ходе отработки. Блок ДОК массой 800 кг. и длиной 1,56 м. имел 16 двигателей ориентации комплекса «Л3» и 8 двигателей причаливания и ориентации ЛОК по оси «х» /ДПО-Х/. 4 двигателя по тангажу и 4 двигателя по рысканью имели тягу 10 кг., двигатели ДПО-Х имели тягу по 20 кг. Внутри отсека ДОК размещались 6 сферических топливных бака с диафрагмами /запас топлива 300 кг./ и 4 бака с газом наддува топливных баков. Я хочу сказать, что это была законченная ДУ вытеснительной системы подачи с импульсными двигателями. На этой же станции заправлялась ДУ двигателей ориентации блока «Е» ЛК. В составе ДУ было 4 блока ориентации. В каждый блок входило по 2 ЖРД тягой 40 кг. и 2 ЖРД тягой 10 кг. Сферические диафрагменные баки имели запас топлива 100 кг. Исаев с Мишиным отказались от летных испытаний ЛОК с блоком «И», я об этом писал ранее, а Янгель настоял на проведении ЛКИ ЛК с блоком «Е». В 1970-1971 гг. блок «Е» с ДУ ТМКБ «Союз» полностью выполнил всю программу на орбите Земли. Замечаний по работе двигателей Степанова В.Г. не было. Необходимо еще рассказать о работах  Степанова В.Г.  по созданию ДУ для объектов ОКБ-52 Челомея «УС» и «ИС». Эти работы начались в начале 60-х г. Когда в 1964 г. были прекращены работы по УР-200, на котором предполагалось выводить эти аппараты, Степанов, по предложению Челомея, включил в состав своей ДУ двигатель довыведения. Я не знаю состав этих ДУ. В статье «Системы морской космической разведки и целеуказания» Савина А.И. /Создатель атомных подводных крейсеров/, Зотова Г.Ф. и Петрущенко Ю.Е. о ней говорится: «В результате разрабатываемая сначала в ОКБ-300, а затем Тураевском МКБ «Союз» ДУ должна была включать в свой состав сравнительно мощный двигатель доразгона, средние по тяге двигатели коррекции и очень экономичные двигатели стабилизации с малой тягой. В создании такой, не имеющей себе аналогов ДУ ведущую роль сыграли: Гл. Конст. В.Г.Степанов, его заместители И.Б. Кизельштейн и В.С. Титов, начальники отделов Д.Д. Гилевич и Н.В. Ульянов». Какие еще заказы по двигателям и ДУ имело ТМКБ, я не знаю. Здесь нужно сказать немного о самой фирме Степанова В.Г., т.к. ее работы легли в основу создания  «Янтаря-2К» на первоначальном этапе. У нас в доме на ул. Усачева было хорошо слышно, как испытывали авиационные двигатели на заводе №300 МАП в Лужниках. Когда в Лужниках начались работы по строительству стадиона, испытательную станцию стали переводить частично в Тураево, и частично в Фаустово  М.О. По указанию Н.С. Хрущева, ряд предприятий МАП подключали к разработке ракетной техники. При ОКБ завода №300 в Лужниках, на основе отдела форсажных камер, было создано ОКБ-4-300 для разработке ЖРД. Главным конструктором был назначен Степанов Владимир Георгиевич. Первые испытания ЖРД в 1958-1959 гг. проходили у меня на стенде №3 отдела 31 ОКБ-3, затем это отдел 15 /ОКБ-2/. Отрабатывались ЖРД «99» и «91» для крылатых ракет Дубненского филиала ОКБ-155 МАП /будущее МКБ «Радуга» и Туполевских беспилотных летательных аппаратов. Далее в августе 1964 г. ОКБ-4-300, образованное в Тураево, как филиал ОКБ завода №300 для проведения работ по ЖРДМТ, было выделено в самостоятельную организацию ТМКБ «Союз». Главным конструктором назначен Степанов В.Г. Выбор тематики по ЖРДМТ был не случаен. На всех КА применялась высококипящая топливная пара АТ+НДМГ /первое время вместо АТ был окислитель АК-27 с различными добавками/, а двухкомпонентных  ЖРДМТ на этих компонентах для КА не было. ТМКБ был разработан номенклатурный ряд ЖРДМТ размерностью:  0,3; 0,6; 1,2: 2,5; 5,0; 10: 20; 40 кг. Был создан и двигатель тягой 300 кг. Все двигатели были с электрическими клапанами и электрическим подогревом при запуске. Степанов В.Г. разрабатывал и ДУ для них с металлическими диафрагменными устройствами. Баки были размерностью от 20 до 225 литров и обеспечивали давление компонентов на входе в двигатель 12 атм. Арматуру ДУ и клапана двигателей разрабатывали на предприятиях МАП. Я был на одном на 3-й ул. Ямского поля, где мы хотели заказать электроклапан для себя. В кабинете Степанова я видел экземпляры двигателей всей номенклатуры. Одни были серийно изготавливаемые, другие пробные экземпляры. Все они отличались высокой технологической культурой исполнения, свойственной предприятиям МАП.  К концу 60-х годов Степанов закончил отработку двигателей для большей части номенклатуры. Он принимал заказы только на новые ДУ с ранее отработанными двигателями, которые имели давление на входе 12 атм. и электрический подогрев. Значительная часть сотрудников ТМКБ работала, совместно с предприятиями Средмаша, по созданию космических энергодвигательных установок с реакторми термоэмиссионного типа по заказам Челомея для ВМФ. Руководство МАП /Дементьев П.В./ было недовольно такой тематикой. МАП нужно было ликвидировать отставание от США по прямоточным двигателям и форсажным камерам турбореактивных, а Степанов не хотел, да и не мог, по производственным возможностям, выполнять эти работы. В ТМКБ работало всего несколько сот человек, точно я не знаю. Большинство работников проживало в Москве. Их доставляли на работу автобусами Моссовета из разных районов Москвы. Многие работники завода №300 проживали в доме напротив Ново-девичьего монастыря. Степанов готовил почву для перехода предприятия в Средмаш, т.к. у него  работал сын зав. Оборонного отдела ЦК Сербина И.Д. Однако в этих аппаратных играх Степанов потерпел фиаско. В 1972 г. Постановлением ЦК в ТМКБ были переданы работы по ПВРД /двигатель 3Д80 для «Москита» и двигатель для ракеты Х-31А/П/, а работы ЯЭУ переданы МКБ «Красная Звезда» Минсредмаша, где директором стал Грязнов Г.М. /бывший зам. Степанова в ТМКБ/, а гл. конструктором Сербин В.И.[/size]
ЦитатаБольшую роль сыграла и позиция МОМ, после того, как Афанасьев принял решение, организовать разработку микродвигателей в системе МОМ и не ходить на поклон в МАП.  Это было вызвано тем, что почти одновременно в 3-х организациях начались работы по созданию пилотируемых орбитальных станций в интересах МО.  В ЦКБЭМ это по работы «Союзу-ВИ» в составе орбитального блока /ОБ/ 11ф731 и корабля снабжения 11Ф732, в ЦКБМ работы по «Алмазу» в составе ОПС и ТКС. В КФ ЦКБЭМ кроме работ по ОБ 11ф731, которые туда передал Мишин, по постановлению ЦК от 07.67 г. развернулись работы по «Янтарю-2К». На всех этих КА были ДУ с едиными топливными баками для питания маршевых двигателей и двигателей ориентации. Везде применялись компоненты топлива АТ+НДМГ. Двигатели на этих компонентах были только в ТМКБ «Союз» у Степанова В.Г. К нему и обратились разработчики КА. У Челомея до ЛКИ по «Алмазу» было еще время и он смог договориться со Степановым об устраивавших его параметрах и условиях работы двигателей ориентации в ОПС и ТКС. У Мишина и Козлова сроки выхода на ЛКИ были довольно близкие, а требования по тепловому режиму и характеристикам при работе в импульсном режиме были отличные от тех, на которые отрабатывались двигатели у Степанова. Вопрос решался на уровне министерств /МОМ и МАП/, но согласованных решений достичь не удалось. Начало работ по ДМТ в системе МОМ положило письмо  нач. 2-го ГУ МОМ Абрамова И.И. от 03.03.1967 г. в филиал НИИТП  /Нижняя Салда/.   В этом письме предлагалось начать работы по 2-х компонентным ДМТ на компонентах топлива АК-27П или АТ с НДМГ для ДУ ЛОК Н1-Л3 и кораблей комплекса «Союз-ВИ» с лучшими характеристиками, чем у существующих ДМТ. Номенклатура двигателей была: 10 и 20 кг. в ДУ ЛОК и 10 и 2 кг. в ДУ «Союза-ВИ». На основании этого письма и указания нач. филиала Чепака В.И. началась разработка двигателей и подготовка стендовой базы для ДМТ. Затем предполагаемая к разработке номенклатура ДМТ была расширена и под Челомея и Козлова. С 02.68 г. в филиале НИИТП начались огневые испытания двигателей тягой 10 и 20 кг., но официального ТЗ от головников не было. В 12.68 г. получено ТЗ от ЦКБЭМ о разработке двигателей тягой 2 и 10 кг с характеристиками лучше чем в ЦНИТА. Эти двигатели сразу получили военный индекс 11Д427 и 11Д428. В ЦНИТА, откуда в КБХМ пригласили Примазова В.А., ДМТ разрабатывались с уплотнением в клапанах металл по металлу, как у Степанова.  Но настоящая отработка двигателя 11Д428 тягой 10 кг. началась в филиале НИИТП после того, как по предложению Князева Д.А. в ЦКБЭМ было принято решение о постановке на ДОС №1 двигателей 11Д428. Эти работы были включены в план-график ВПК по ДОС. Сроки были очень сжатые, отработка шла тяжело из-за прогаров КС. По указанию Афанасьева С.А. заместитель министра Табаков Г.М. лично отвечал за их отработку. Удалось преодолеть все трудности и первые 2-х компонентные ДМТ, разработки филиал НИИТП, с клапанами с мягким уплотнением успешно сработали в составе ДОС №1. С 01.1969 г. в Н. Салде начались работы по ДМТ для «Янтаря-2К». Есть сведения о работах с двигателями 11Д446 (5 кг.) и 11Д445 (10 кг.).[/size]
ЦитатаВ 1967 г. вышло Постановление о разработке автоматического спутника детальной разведки «Янтарь-2К». Его схема, в основном, совпадала со схемой 7К-ВИ. В 1969 г. после защиты ЭП началась выдача технических заданий смежникам. Потребовалась доработка ЭП и по аппаратуре и по ДУ. По ДУ это было связано с отказом ТМКБ «Союз» и МАП принять ТЗ ЦСКБ. Одним из вопросов по ЖРДМТ было поддержание теплового режима. Для получения более четкого фото изображения оптическая система требовала поддержания узкого температурного диапазона, что обеспечивалось в ЦСКБ системой терморегулирования /СТР/. Температурный режим ЖРДМТ ТМКБ обеспечивался электрическим нагревом или периодическим кратковременным включением двигателей, переход на СТР требовал новой отработки. Были вопросы и по уплотнению клапанов и температурному режиму топливных баков. Не осталось ни документов, ни свидетелей, как шли переговоры Исаева А.М. с Козловым Д.И.  Решением ВПК от 22.12.1970 г. разработка ДУ для «Янтаря-2К» была поручена КБХМ.[/size]
"Были когда-то и мы рысаками!!!"