Форум переехал. Регистрация пользователям прежнего форума не требуется, достаточно ВОССТАНОВИТЬ ПАРОЛЬ ПРИ ВХОДЕ. Короче, жмите сюда и вводите свой почтовый адрес. Не получается восстановить пароль - пишите на noreply (собака) novosti-kosmonavtiki.ru

«Хрущевское проклятие», или роковой октябрь для советской пилотируемой космонавтики

Автор ЧСВ, 14.10.2018 12:46:05

« предыдущая - следующая »

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

ЧСВ

«Хрущевское проклятие»,
или роковой октябрь для советской пилотируемой космонавтики
«Никогда такого не было, и вот опять!»
Виктор Черномырдин
12 октября 1964 года был запущен первый многоместный пилотируемый корабль - советский «Восход» с экипажем в составе Владимира Комарова, Константина Феоктистова и Бориса Егорова. Так получилось, что командир корабля Владимир Комаров докладывал о готовности космонавтов к полету Первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву, а через несколько дней рапортовал об успешном выполнении полетного задания уже его преемнику Леониду Брежневу - на октябрьском Пленуме ЦК КПСС «кукурузник с ботинком» был снят со всех государственных и партийных постов и отправлен на пенсию и его место на властном Олимпе в СССР занял «наш дорогой бровеносец».
Возможно, что, глядя по телевизору, как бодро шагают в аэропорту Внуково по красной ковровой дорожке к трибунам с партийно-хозяйственной элитой страны Комаров, Феоктистов и Егоров, пенсионер союзного значения Хрущев в сердцах пожелал советской космонавтике в будущем «хороших» октябрьских стартов. И впредь до развала Советского Союза осенью 1991 года все советские космические запуски в октябре были неудачными. Судите сами.
В 1965-1967 годах в октябре в СССР не было пилотируемых запусков. А вот 26 октября 1968 года в космос на корабле «Союз-3» стартовал Георгий Береговой. Уже на первом витке, еще не оправившись от стартового шока и не адаптировавшись к невесомости, космонавт должен был над теневой стороной Земли в отсутствии прямой связи с Центром управления полетом выполнить то, что до него в Советском Союзе еще не делал никто - состыковать вручную свой корабль с «Союзом-2», запущенным в автоматическом режиме днем раньше. Естественно, что Георгий Береговой не справился с заданием: находясь в стрессовом состоянии, он просто не заметил, что сближается с «Союзом-2» «вверх ногами». Автоматический корабль уклонился от стыковки. Важный космический эксперимент в итоге был сорван.
В октябре 1969 года с интервалом в одни сутки в космос уходят сразу три космических корабля - «Союз-6» (экипаж Георгий Шонин и Валерий Кубасов), «Союз-7» (экипаж Анатолий Филипченко, Владислав Волков и Виктор Горбатко) и «Союз-8» (экипаж Владимир Шаталов и Алексей Елисеев). «Союз-7» и «Союз-8» должны состыковаться и образовать орбитальную станцию из двух кораблей, а на «Союзе-6» предполагается выполнить эксперименты по сварке в невесомости в разгерметизированном бытовом (орбитальном) отсеке. В итоге стыковка не удается из-за отказа системы сближения двух кораблей. А у Шонина и Кубасова сварка проходит в аварийном режиме и едва не заканчивается трагедией, поскольку сварочный агрегат начинает резать стенку орбитального отсека - напомним, что оба космонавта не имели скафандров и в случае разгерметизации бытового отсека могли бы оказаться перед лицом серьезной проблемы, если не вообще погибнуть. Фактически сорвана вся программа группового полета трех советских космических кораблей.
В 1970-1975 годах космических стартов и космических полетов в октябре не было. «Политическая анафема» не действовала.
14 октября 1976 года с Байконура стартует «Союз-23» с Вячеславом Зудовым и Валерием Рождественским. В планах - стыковка с орбитальной станцией «Салют-5» (военная станция «Алмаз») и двухнедельная экспедиция на ее борту. Но уже на следующий день на этапе дальнего сближения отказала система «Игла», и стыковка корабля со станцией была отменена. 16 октября 1976 года «Союз-23» пошел на посадку в ночных условиях, при снежном буране в казахстанских степях. Впервые в истории советской пилотируемой космонавтики произошло не приземление, а фактически приводнение спускаемого аппарата - в покрытое ледяной кромкой озеро Тенгиз. Из-за короткого замыкания после посадки срабатывает запасная парашютная система, корабль переворачивается в воде входным люком вниз. Зудов и Рождественский самостоятельно теперь не могут покинуть плавающий «Союз-23». Не работает связь - антенны оказались под водой. Спасатели с трудом находят корабль в ночных условиях. На девятом часу вынужденной изоляции в ледяном плену замерзающие космонавты начинают еще и задыхаться. К счастью, аквалангистам-спасателям удается зацепить буксировочный трос за внешние элементы на поверхности спускаемого аппарата. Но вертолет МИ-8 не может поднять «Союз-23» в воздух - у него не хватает грузоподъемности. Восемь километров винтокрылая машина просто тащит за собой к берегу по замерзающему озеру космический корабль с космонавтами. Зудова и Рождественского удается спасти.
9 октября 1977 года с Байконура стартует к новой орбитальной станции «Салют-6» экипаж космонавтов Владимира Коваленка и Валерия Рюмина. Полету придается важное идеологическое значение. 7 октября - за два дня до старта - принята новая Конституция СССР. 7 ноября - 60-летие Великой Октябрьской Социалистической революции, которую весь советский народ готовится встретить новыми трудовыми успехами. Не исключение и советские космонавты: Коваленок и Рюмин впервые летят на орбитальную станцию с двумя стыковочными узлами, им предстоит принять на орбите первую экспедицию посещения, первый грузовой корабль «Прогресс», первый международный экипаж. Но 10 октября при причаливании «Союза-25» к станции происходит отказ стыковочного узла корабля. Космонавты уже на следующий день экстренно возвращаются на Землю.
Октябрь 1978 года на орбите встречают космонавты Владимир Коваленок и Александр Иванченков. Они осуществляют 140-суточный полет. В октябре выясняется, что в одном из топливных баков станции «Салют-6» повреждена мембрана, разделяющая топливо и газ наддува. Потенциально эта поломка может привести к отказу двигательной системы станции и к ее потере. Ремонт решают отложить до следующей экспедиции.
В 1979 году в октябре пилотируемых полетов не было.
В 1980 году на «Салюте-6» работает четвертая основная экспедиция - Леонид Попов и Валерий Рюмин. В октябре выясняется, что барахлит система терморегулирования станции. Но экипаж все-таки выполняет полностью программу рекордного 185-суточного полета. Однако при возвращении на Землю 11 октября в спускаемом аппарате вдруг «гаснет» пульт управления кораблем. Космонавты Попов и Рюмин остаются без сигнальной индикации. Они не могут контролировать спуск корабля. Но в итоге «Союз-38», на котором они летели, все-таки успешно возвращается на Землю.
В 1981 году в октябре в СССР не было запусков пилотируемых кораблей.
В 1982 году на станции «Салют-7» летают Анатолий Березовой и Валентин Лебедев. Лебедев ведет подробный «дневник космонавта». После полета дневниковые записи оказываются в руках человека, который является либо провокатором, либо мелким шпионом: содержание дневников космонавта с записями о секретных экспериментах становится известно на Западе. У Лебедева в итоге были большие проблемы с советскими спецслужбами. Березовой и Лебедев еще готовились к космическим полетам, но оба в космос так больше и не слетали.
1983 год. В сентябре из-за взрыва на старте аварийно эвакуируются Владимир Титов и Геннадий Стрекалов. Фактически их полетную программу теперь предстоит выполнить летающим на «Салюте-7» Владимиру Ляхову и Александру Александрову. Намечено провести разворачивание в открытом космосе новых панелей солнечных батарей. В октябре обнаруживается, что на одном из выходных скафандров «Орлан» ниже коленного сгиба имеется трещина длиной 35 сантиметров. Скафандр негерметичен. Но выполнить программу полета нужно. Впервые в мировой практике Ляхов и Александров латают скафандр, используя «подручные средства». В начале ноября экипаж дважды (!!!) выходит в открытый космос и вывешивает обе дополнительные панели солнечных батарей. Программа полета выполнена полностью.
В 1984 году космонавты Леонид Кизим, Владимир Соловьев и Олег Атьков «задели» только «краешек» «рокового месяца» - они вернулись на Землю 2 октября. Но этого «краешка» хватило, чтобы рок снова сделал свое дело: на этапе беспилотного полета 11 февраля 1985 года обнаружилась неисправность в системе управления станцией. В итоге «Салют-7» лишился управления с Земли, потерял ориентацию в пространстве и стал замерзать. Программа полетов на 1985 год была сорвана - в том числе запуск экспериментального космического модуля ТКС-М и полет экипажа трех женщин-космонавтов. К станции пришлось отправлять спасателей Владимира Джанибекова и Виктора Савиных, которые успешно восстановили «Салют-7».
В сентябре 1985 года им на смену стартовал экипаж в составе Владимира Васютина, Георгия Гречко и Александра Волкова. Но уже в октябре Васютин серьезно заболел. После 64-дневного полета космонавты досрочно вернулись на Землю.
В 1986 году в октябре пилотируемых полетов не было.
В 1987 году на орбитальном комплексе «Мир» совершают рекордный 326-суточный полет Юрий Романенко и Александр Александров (точнее «идет на рекорд» один Романенко - его бортинженера Александра Лавейкина пришлось заменить по медицинским соображениям в июле 1987 года). Космонавты настолько психологически устали, что в октябре 1987 года их переводят с 8,5-часового на 6,5-часовый рабочий день.
В 1988 году на «Мире» работают Владимир Титов, Муса Манаров и Валерий Поляков - осуществляется рекордный годовой  космический полет. 29 октября должен стартовать в свой первый космический рейс советский космический корабль многократного использования «Буран». Из-за отказа стартового оборудования запуск отложен. Зато 15 ноября 1988 года он проходит «как по маслу».
6 сентября 1989 года на космическом корабле «СоюзТМ-8» в космос отправляются Александр Викторенко и Александр Серебров. 16 октября к ним должен стартовать научный модуль 77КСД «Квант-2». Из-за отказов бортового оборудования запуск пришлось перенести на 26 ноября 1989 года.
Октябрь 1990 года. На «Мире» работает экипаж Геннадия Манакова и Геннадия Стрекалова. На 19 октября планировался их выход в космос. Однако из-за простуды Стрекалова выход был перенесен на 30 октября. 30 октября космонавты выходят в космос и начинают ремонт поврежденного в ходе полета предшествующей экспедиции Анатолия Соловьева и Александра Баландина люка шлюзового отсека. Но отремонтировать люк не удается. Два следующих выхода в космос отменяются.
2 октября 1991 на «Мир» летит экспедиция посещения - Александр Волков, казахский космонавт Токтар Аубакиров и австриец Франц Фибек. 10 октября они возвращаются на Землю при критически высоком ветре в месте посадки. В итоге Аубакиров был придавлен возвращаемым грузом в спускаемом аппарате - правда, не смертельно. 17 октября в космос стартует грузовик  «Прогресс М -10», но его стыковка с «Миром» 19 октября отменена и только 21 октября корабль с трудом удается состыковать с орбитальным комплексом, на котором работают Александр Волков и Сергей Крикалев. Кстати, Крикалеву пришлось вместо 145-суточного выполнить 312-суточный полет - во многом именно из-за экономических проблем вследствие развала СССР. В Мексике и Италии даже начался сбор средств за возвращение на Землю «забытого в космосе» космонавта.
Видимо, «проклятие Никиты Хрущева» было как-то связано именно с советскими космическими полетами. После развала в 1991 году Советский Союз исчез, октябрьские старты в космос стали только российскими или международными. Поэтому «проклятие» и рассеялось.
Все шло хорошо, пока не настало 11 октября 2018 года и в космос не стартовал «СоюзМС-10»...
Ну, и как тут не вспомнить знаменитое высказывание Виктора Черномырдина, приведенное в качестве эпиграфа к этой статье?
P.S. Автор просит читателей с юмором относиться к изложенной в статье информации, и прекрасно знает, что все приведенные выше факты объясняются просто теорией вероятностей и сложностью осуществления космических полетов.
P.P.S. Автор также прекрасно знает, что соперничать с октябрем по количеству пакостей в истории советской пилотируемой космонавтики может только весенний месяц апрель, что октябрь отделен от апреля ровно шестью месяцами (то есть половиной года и половиной одного оборота Земли вокруг Солнца) и что оба месяца предшествовали «великим советским праздникам» - 7 ноября и 1 мая соответственно. Поэтому о «роковом месяце» апреле и «небесной оси космических неприятностей», проходящей сквозь Солнце, поговорим как-нибудь в другой раз.
 
Чеслав Сэмюэль Волянецкий

Старый

По моему октябрь у нас чёрный как минимум с неделинской катастрофы.
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

Безумный Шляпник

ЦитатаЧСВ пишет:
В 1986 году в октябре пилотируемых полетов не было.
...Башкирцев курил "Приму" упаковками и периодически звонил в ЦК: "Я ракетчик по втором поколении! Что такое, почему нет пилотируемых полетов?! Я вас под суд отдам!"

Старый

Вобщем Неделин увёл у авиации ракетные войска и авиаторы его прокляли. С тех пор нашему ракетостроению не везёт.
1. Ангара - единственный в истории мировой космонавтики случай когда новая ракета по всем параметрам хуже старой. (с) Старый Ламер
2. Всё что связано с Ангарой подчинено единственной задаче - выкачать из бюджета и распилить как можно больше денег.
3. Чем мрачнее реальность тем ярче бред.

Chilik

ЦитатаСтарый пишет:
С тех пор нашему ракетостроению не везёт.
Дык странно это.
Уже ж три года как проклятие объявлено недействительным.