Форум переехал. Регистрация пользователям прежнего форума не требуется, достаточно ВОССТАНОВИТЬ ПАРОЛЬ ПРИ ВХОДЕ. Короче, жмите сюда и вводите свой почтовый адрес. Не получается восстановить пароль - пишите на noreply (собака) novosti-kosmonavtiki.ru

РТ-1, РТ-1-63, РТ-15, РТ-2, РТ-2П

Автор Salo, 17.09.2008 17:35:51

« предыдущая - следующая »

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

Salo

17.09.2008 17:35:51 Последнее редактирование: 01.01.2013 14:53:17 от Salo
Хочется продолжить одно интересное обсуждение:

Цитата
Цитата
Цитата
ЦитатаGREMLIN пишет:

Salo пишет:

РТ-1. :wink:
Дмитрий В. пишет:

РТ-1-63 - вариант РТ-1 для испытаний 2 и 3 ступеней РТ-2.
Дмитрий В. пишет:

Черт! Очень интересный экземпляр: первая ступень, судя по всему от РТ-1, а верхние две - от РТ-2. Я выше немного ошибся - РТ-1-63 предназначалась для отработки 3-й ступени РТ-2 (есть фото), соответственно, две первые ступени были от РТ-1, а третья - от РТ-2. Может быть, РТ-1-63 была в нескольких вариантах? В т.ч. и для отработки 2 и 3 ступеней РТ-2? :roll:

Цитата
ЦитатаGREMLIN пишет:

Вот всё , что удалось пока собрать из носителей.
РТ-1 и РТ-2,рядом в строю.
Дмитрий В. пишет:

Нет, нет... Оригинальная РТ-1, повторюсь, на каждой из 3-х ступеней имела связку из 4-х РДТТ. На фото слева от РТ-2 либо "гибрид", из-за отсутствия оригинальных "запчастей", "сочиненный" из первой ступени
РТ-1 и двух верхних ступеней РТ-2, либо какая-то экспериментальная модификация РТ-1-63 :roll:

ЦитатаSalo пишет:

РТ-1:



Первая, вторая и третья ступень в Орево:


ЦитатаGREMLIN пишет:

У нас идентифицировали вот так.






Прошу прощение за качество, фотографировала на тел.

Цитата
ЦитатаGREMLIN пишет:

У нас идентифицировали вот так.
Прошу прощение за качество, фотографировала на тел.
Дмитрий В. пишет:

Не-а, не идентифицировали. "Идентификация - это установление соответствия между объектом и информацией о нем". В данном случае информация об объекте (РТ-1) приведена правильная, но она не соответствует обекту: то, что изображено на фото - не РТ-1! :shock:
Могу предположить (в объяснение одно из версий, предложенных мной выше), что, когда комплектовалась эта экспозиция, из всей матчасти РТ-1 в РККЭ уцелела только первая ступень. К ней "присобачили" 2 и 3 ступень РТ-2 и все это "чудо" обозвали "РТ-1". Вторую версию (спецможификация РТ-1-63 я также уже озвучил).

Цитата
ЦитатаGREMLIN пишет:

Возник вопрос.
Каково назначение двух составных колец в нижней и верхней частях 1 ступени РТ-2 с вставками из латуни?
Один из вариантов.
Кольца предназначены для центрирования и удержания РН в стволе шахты , при выходе работают как подшипники скольжения.
Ваше мнение?

Дмитрий В. пишет:

Как подшипники скольжения работать не могут. Это могут быть обтюраторы: надо вспомнить, способ старта РТ-2: если способ был активно-реактивный (с использованием выхлопных газов РТДД), то кольца - обтюраторы, предотвращающие прорыв выхлопных газов; если чисто реактивный - то эти кольца являются дополнительными опорами для центрирования.
ЦитатаSalo пишет:

Старт был миномётным из ТПК установленного в шахте. Снизу находилась ёмкость с водой. Под воздействием пороховых газов основного двигателя и пара ракету выбрвсывало из ТПК и шахты.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

17.09.2008 17:42:16 #1 Последнее редактирование: 01.01.2013 15:06:27 от Salo
ЦитатаGREMLIN пишет:

Разьяснения по поводу колец приняты,спасибо.
А вот по компоновке вопросы остаються.
Третьи ступени на этих машинах разные, и на сколько мне известно они находились в таком состоянии со времён С.П.Королёва.
Предположение о моделировании разных компоновок, тоже может быть верным.

Цитата
ЦитатаGREMLIN пишет:

Предположение о моделировании разных компоновок, тоже может быть верным.
Дмитрий В. пишет:

Может быть, имеет смысл спросить у ветеранов РККЭ?

Цитата
ЦитатаGREMLIN пишет:

А вот по компоновке вопросы остаються.
Третьи ступени на этих машинах разные, и на сколько мне известно они находились в таком состоянии со времён С.П.Королёва.
Предположение о моделировании разных компоновок, тоже может быть верным.
Salo пишет:

У РТ-2 и РТ-2П тоже разные третьи ступени.

ЦитатаSalo пишет:


Если присмотреться, то у твердотопливных ракет отличаются не только третьи, но и вторые ступени. На той что у Вас поименована РТ-1 в нижней части второй ступени стоят решётчатые стабилизаторы.
В целом две верхние ступени очень напоминают РТ-15, а третья ступень безусловно либо третья от РТ-2, либо вторая от РТ-15. Они кстати почти идентичные.
А то что у Вас названо РТ-2, это скорее всего РТ-2П.

ЦитатаSalo пишет:



РТ-2 в шахте.

ЦитатаSalo пишет:



Схема РТ-2П.

ЦитатаSalo пишет:






ЦитатаSalo пишет:



Схема РТ-15

Обратите внимание на решётчатые стабилизаторы на первой ступени РТ-15. :roll:

ЦитатаSalo пишет:



Это единственное изображение по РТ-1-63, которое я нашёл в "Энциклопедии отечественного ракетного оружия" на стр. 488.
Видно, что две первые ступени от РТ-1. Пправда на второй ступени РТ-1-63 стоят решётчатые стабилизаторы.

Цитата
ЦитатаДмитрий В.

У меня где-то фото РТ-1-63 на работе завалялось.... :roll:
Salo пишет:

После отпуска надеемся увидеть. :wink:

ЦитатаSalo пишет:

Из книги "РККЭ. 1946-1996" стр. 132-133:
ЦитатаЭскизный проект на ракету РТ-2 был разработан в 1963 году. В целях экспериментальной отработки отдельных элементов и систем перспективной межконтинентальной баллистической ракеты с РДТТ типа РТ-2 спроектировали и испытали с использованием наземного старта вариант ракеты РТ-1-1963 (8К95-1963), в котором на III ступени устанавливался разработанный к тому времени моноблочный четырехсопловый двигатель - прототип двигателя III ступени межконтинентальной ракеты РТ-2 с улучшенными летно-техническими и эксплуатационными характеристиками. Были изготовлены три ракеты РТ-1-1963. Подготовка их к пуску и пуски проводились на ГЦП, на технической и стартовой позициях ракет РТ-1 с соответствующими доработками.
Межконтинентальные ракеты с двигателями на твердом топливе РТ-1, РТ-2 В автономной системе управления ракеты РТ-1-1963 предусматривалось гибкое программирование угла тангажа в зависимости от проекции кажущейся скорости ракеты на ось чувствительности измерителей автомата управления дальностью
При пусках ракет РТ-1-1963, проведенных в сентябре - ноябре 1965 года на дальность около 1950 км, только одна ракета из трех выполнила свою задачу, после этого работы по ракете 8К95 были прекращены.
ЦитатаДля обеспечения ЛКИ ракеты РТ-1-1963 с моноблочным РДТТ на III ступени был спроектирован, впервые изготовлен и испытан при пусках транспортно-пусковой контейнер СМ-162. Его разработка была вызвана тем, что для ракеты следующего поколения 8К98 выбрали стартовое сооружение шахтного типа с пуском ракеты из глухого стакана (так называемый "минометный" старт), при котором выход ракеты РТ-2 из шахты обеспечивался за счет тяги собственных двигателей и поршневого эффекта, создаваемого в подракетном пространстве стакана с помощью поддона, крепящегося к нижнему шпангоуту хвостового отсека I ступени, и бандажа на переднем фланце ДУ I ступени. Для уменьшения температурного воздействия на корпус ракеты на дно пускового стакана наливалось некоторое количество воды, а поддон и состоящий из нескольких частей бандаж обеспечивали замкнутость пространство между ракетой и стаканом при движении ракеты по стакану, одновременно исключая воздействие ракетных струй двигателя I ступени на корпус ракеты.
При выходе ракеты из стакана бандаж сбрасывался, разделяясь пружинными толкателями на несколько частей. Поддон отделялся по команде от СУ примерно на 12-й секунде полета. Усилия пружинных толкателей и время отделения исключали возможность падения поддона на оборудование пусковой установки.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

17.09.2008 18:57:20 #2 Последнее редактирование: 01.01.2013 15:08:27 от Salo
Цитатаratte07 пишет:

Третья ступень у "РТ-1" на снимке GREMLIN- это телеметрическая ступень, а не штатная. Это видно по характерным антеннам. Очень вероятно, что от варианта 1963 года.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

21.09.2008 14:27:44 #3 Последнее редактирование: 01.01.2013 15:10:50 от Salo
Нашёл статью на тему топика:
Королёв и твёрдотопливные ракеты
ЦитатаОб авторе
Лев Александрович Музуров -- один из непосредственных участников создания первых стратегических межконтинентальных баллистических твёрдотопливных ракет и комплексов на их основе. Окончив с отличием Тульский Механический институт (в 1957 году), был направлен на работу в ЦАКБ. После присоединения ЦАКБ к ОКБ-1 работал в должностях от инженера до заместителя начальника проектного отдела. Кроме работ по созданию ракет РТ-1, РТ-2 и их модификаций, участвовал в проектировании комплекса «Энергия» -- «Буран», космического корабля «Союз-Т» и других изделий. Имеет более 30 авторских свидетельств на изобретения, свыше половины которых внедрено в производство.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"


Salo

«Ракетно-космическая корпорация Энергия имени С.П. Королёва. 1946-1996». стр.131-137
ЦитатаМежконтинентальные ракеты с двигателями на твердом топливе РТ-1/РТ-2

Постановлением от 27 июня 1959 года, принятым по предложению ГКОТ (К.Н. Руднев), предписывалось организовать филиал ОКБ-1 на базе ЦНИИ-58 для немедленного развертывания работ по разработке баллистических ракет на твердом топливе с дальностью полета 2500 км. Руководство филиалом ОКБ-1 возлагалось на С,П. Королева и К.Д. Бушуева.
Постановлением от 20 ноября 1959 года, принятым по предложению К.Н. Руднева, Р.Я. Малиновского, В.Д. Калмыкова, Е.П, Славского, Б,Е. Бутомы, В.С, Федорова, П.В, Дементьева, предусматривалось создание баллистической ракеты на твердом топливе РТ-1 с дальностью полета головной части 2500 км и разбросом по дальности ±5 км и по боковому направлению ±4 км, Ракета должна была иметь стартовую массу до 35 т и нести головную часть с массой боевого заряда 500 кг. Летные испытания ракеты РТ-1 должны были начаться с комбинированной системой управления в IV квартале 1960 года.
Одновременно ставилась задача по выполнению работ по теме РТ-2, которой предусматривалась разработка баллистической ракеты с дальностью полета головной части 10000-12000 км с разбросом по дальности и боковому направлению ±10 км. Головная часть ракеты должна была нести боевой заряд массой до 500 кг. Этим же постановлением на ОКБ-1 возлагалась работа в целом по комплексам РТ-1 и РТ-2, а в качестве соисполнителей по направлениям работ привлекались: КБ-11 (Е.А.Негин, С.Г.Качарянц), НИИ-125 (Б.П.Жуков, Ю.А.Победоносцев), НИИ-885 (М.С. Рязанский, Н.А.Пилюгин), НИИ-944 (В.И.Кузнецов), НИИ-627 (А.Г.Иосифьян, Н.С.Лидоренко), ОКБ-686 (А.М. Гольцман), НИИ-13 (Ф.И. Куприянов), НИИ-130 (А.М.Секалин), НИИ-137 (В.А.Костров) и ГСКБ (В.П.Бармин).
При проектировании ракеты РТ-1 выбрали РДТТ "пакетного" типа, состоящие из двигателей с диаметром пороховых шашек 800 мм (большие размеры шашек еще не освоили), с корпусами двигателей из стеклопластика. Сопла двигателей основных ДУ были неподвижными. Рулевые двигатели I и III ступеней были твердотопливными с вращающимися при помощи рулевых машин корпусами, отклоняющими сопла на угол до 45°, Управление II ступенью в полете осуществлялось с помощью складных воздушных рулей, которые устанавливались в рабочее положение после старта ракеты. Ракета получила индекс 8К95. Двигатели первых двух ступеней работали до полного выгорания топлива.
Управление дальностью полета ракеты осуществлялось системой управления путем выдачи команды на обнуление тяги двигателя последней ступени, для чего вскрывались с помощью пирозарядов узлы отсечки на верхнем днище РДТТ III ступени, которые создавали необходимую противотягу Для уменьшения разброса импульса последействия выключение двигателя III ступени проводилось в два этапа: сначала вскрывались два узла отсечки из четырех, после чего двигатель переходил на пониженную тягу а затем, с некоторой временной задержкой, два оставшихся узла отсечки выключали двигатель (обнуляли тягу) окончательно, После этого происходило отделение головной части, и она продолжала самостоятельный полет к цели по баллистической траектории. Такая схема обнуления РДТТ последней ступени оказалась очень удачной и используется с тех пор на всех отечественных твердотопливных ракетах средней и межконтинентальной дальности.
Разделение ступеней было "горячим", т.е. последующая ступень ракеты запускалась при еще работающей предыдущей. Ступени соединялись форменными конструкциями, команда на разделение ступеней выдавалась от датчика перегрузок.
Для снижения массы III ступени предусматривался сброс ее хвостового отсека после отделения от II ступени, что обеспечивало некоторое увеличение дальности полета ГЧ массой 800 кг.
Результаты работ по созданию межконтинентальной баллистической ракеты с двигателями на твердом топливе нуждались в экспериментальной проверке и отработке ее агрегатов и систем, Для этих целей в порядке экспериментальной отработки ракеты РТ-1 были проведены: огневые испытания двигателей I, II и III ступеней (РДТТ блоков А, Б и В по 30--40 прожигав каждый), отработка отделения головной части на специальной установке, отработка отсеков двигательных установок, огневые испытания рулевых двигателей блоков А и В, прочностные испытания и макетирование ракеты, а также ее примерочные испытания на СК.
Кроме того, прошли огневые стендовые испытания всех трех ступеней ракеты РТ-1 на испытательном полигоне в районе г. Красноармейска Московской области. Для каждой ступени при их горизонтальном положении было проведено по три испытания.
Дополнительно проводилась отработка системы обогрева зарядов РДТТ с проверкой ее работы на крайних режимах, отработка теплозащитных покрытий и графитовых вкладышей камер сгорания, уточнение аэродинамических характеристик ракет, а также системы управления полетом и эксплуатационных характеристик твердотопливных зарядов на стендах организаций-разработчиков.
Летные испытания ракеты РТ-1 начались с опозданием на один год и проводились с апреля 1962 по июнь 1963 года на ГЦП с падением головной части в районе озера Балхаш. Из первых девяти ракет только три выполнили свою задачу Первый успешный пуск состоялся 18 марта 1963 года. Испытаниями ракеты РТ-1 на ГЦП руководила Государственная комиссия, председателем которой был начальник ГЦП генерал-полковник В.И.Вознюк, а техническое руководство от ОКБ-1 осуществляли И.Н.Садов-
ский, Е,В.Шабарович, П.И.Дребезгов.
Учитывая новизну ракеты РТ-1, необходимость обеспечения безопасности боевых расчетов при ее подготовке к пуску, сохранности материальной части, было принято решение готовить ракету к пуску в два этапа. На первом этапе проводился весь объем работ на технической и стартовой позициях до снаряжения двигателя пороховыми зарядами (в случае каких-либо "нестыковок" или недоработок при отсутствии пороховых зарядов имелась возможность безопасного устранения замечаний), что позволяло боевым расчетам приобрести практический опыт работ с ракетой без какого-либо риска и страха. На втором этапе вторично проводился весь цикл проверок ракеты по штатной технологии, но уже со снаряженными двигателями и установленными пиропатронами.
Летные испытания ракеты РТ-1 позволили накопить опыт по натурной отработке ракет с двигателями на твердом топливе и дали возможность уточнить ряд технических характеристик перспективных ракет с РДТТ. В то же время стало ясно, что в силу своего конструктивного несовершенства ракета РТ-1 не будет рекомендована для принятия на вооружение Советской Армии. Однако с точки зрения накопления опыта по проектированию, разработке технологических процессов и летной отработке отечественных ракет с РДТТ это был очень важный этап.
Основные недостатки ракеты РТ-1 были связаны с отсутствием зарядов твердых топлив с требуемыми конструктивными и технологическими характеристиками (габаритами, пластичностью, высокой энергетической эффективностью), с необходимостью размещения готового топливного заряда в корпусе двигателя, а не с его заливкой в корпус и др.
Поэтому наряду с работами по ракете РТ-1 велись поиски вариантов ракеты РТ-2. Постановлением от 4 апреля 1961 года вносятся уточнения в требования к ракете РТ-2, в том числе по головной части. Постановлением от 29 июня 1962 года вновь уточняются тактико-технические требования к ракете РТ-2 и сроки работ. При согласовании тактико-технических требований Министерства обороны на эту ракету проводились уточнения и дополнения, связанные с возможностью применения на ней двух типов ГЧ с более легкими боевыми зарядами и различными тротиловыми эквивалентами, с ужесточением требований к кучности стрельбы и времени боевой готовности, с разработкой автоматизированного старта и т.п. Постановление от 16 июля 1963 года эти требования узаконило.
Эскизный проект на ракету РТ-2 был разработан в 1963 году В целях экспериментальной отработки отдельных элементов и систем перспективной межконтинентальной баллистической ракеты с РДТТ типа РТ-2 спроектировали и испытали с использованием наземного старта вариант ракеты РТ-1-1963 (8К95-1963), в котором на III ступени устанавливался разработанный к тому времени моноблочный четырехсопловый двигатель - прототип двигателя III ступени межконтинентальной ракеты РТ-2 с улучшенными летно-техническими и эксплуатационными характеристиками. Были изготовлены три ракеты РТ-1-1963. Подготовка их к пуску и пуски проводились на ГЦП, на технической и стартовой позициях ракет РТ-1 с соответствующими доработками.
Межконтинентальные ракеты с двигателями на твердом топливе РТ-1, РТ-2
В автономной системе управления ракеты РТ-1-1963 предусматривалось гибкое программирование угла тангажа в зависимости от проекции кажущейся скорости ракеты на ось чувствительности измерителей автомота управления дальностью.
При пусках ракет РТ-1-1963, проведенных в сентябре - ноябре 1965 года на дальность около 1950 км, только одна ракета из трех выполнила свою задачу, после этого работы по ракете 8К95 были прекращены.
На ракете РТ-2 предусматривалось применение головной части массой 500 кг на дальность 10 000-12 000 км и головной части массой 1400 кг на дальность 4000-5000 км. Старт ракеты должен был проводиться из защищенной шахты, готовность к пуску составлять 3-5 мин.
Ракета РТ-2 получило индекс 8К98, Предусматривалась возможность путем комбинации ступеней ракеты РТ-2 создать ракеты на промежуточные дальности (II и III ступени ракеты образовали ракету 8К96, I и III ступени - ракету 8К97). Ведущими конструкторами по ракете РТ-2 в разное время были С.Е. Барденштейн, Ф.А. Титов. Ракета 8К96 была в последующем доведена до сдачи заказчику Ленинградским КБ завода "Арсенал" (П,А. Тюрин).
Все параметры ракеты РТ-2 (распределение топлива между ступенями, диаметр двигателей, время их работы, давление в камерах сгорания и но срезе сопел и др.) были выбраны близкими к оптимальным (допускались отклонения на 1-2% от оптимальных, исходя из условий эксплуатации ступеней, простоты конструкций и удобства эксплуатации), И все же ракета РТ-2 требовала дальнейшего совершенствования. Так, смесевое топливо формовалось в отдельных пресс-формах, затем заряд вкладывался в корпус, а зазор между зарядом и корпусом заливался связующим веществом. Это создавало определенные трудности при изготовлении РДТТ ракеты и требовало новых конструкторских и технологических решений, которые исключили бы сложности при разработке последующих модификаций ракеты РТ-2.
Одна из них - ракета РТ-2П - имела твердое топливо ПАЛ-17/7 на основе бутилкаучука, обладающего высокой пластичностью, не имеющего заметного старения и растрескивания в процессе хранения, при этом топливо заливалось прямо в корпус двигателя, затем производились его полимеризация и формование необходимых поверхностей горения заряда. Корпус III ступени ракеты РТ-2П изготавливался двухслойным: высокопрочная стальная рубашка упрочнялась стеклопластиковыми нитями, наматываемыми снаружи.
Были разработаны специальные средство, исключающие несанкционированный запуск двигателей на старте, и увеличены гарантийные сроки хранения РДТТ, что существенно повысило качество ракеты РТ-2 и продлило сроки ее эксплуатации. Для управления использовались поворотные сопла основных двигателей ступеней.
Параллельно велась разработка комплекса наземного оборудования. На первом этапе для обеспечения летно-конструкторских испытаний ракеты РТ-1 был создан комплекс средств наземного оборудования, в котором, в основном, использовались существующие сооружения ГЦП и агрегаты и системы, разработанные ранее для ракет Р-5М, Р-7, Р-9.
для обеспечения ЛКИ ракеты РТ-1-1963 с моноблочным РДТТ на III ступени был спроектирован, впервые изготовлен и испытан при пусках транспортно-пусковой контейнер СМ-162. Его разработка была вызвана тем, что для ракеты следующего поколения 8К98 выбрали стартовое сооружение шахтного типа с пуском ракеты из глухого стакана (так называемый "минометный" старт), при котором выход ракеты РТ-2 из шахты обеспечивался за счет тяги собственных двигателей и поршневого эффекта,
создаваемого в подракетном пространстве стакана с помощью поддона, крепящегося к нижнему шпангоуту хвостового отсека I ступени, и бандажа на переднем фланце ДУ I ступени. Для уменьшения температурного воздействия на корпус ракеты на дно пускового стакана наливалось некоторое количество воды, а поддон и состоящий из нескольких частей бандаж обеспечивали замкнутость пространства между ракетой и стаканом при движении ракеты по стакану, одновременно исключая воздействие ракетных струй двигателя I ступени на корпус ракеты.
При выходе ракеты из стакана бандаж сбрасывался, разделяясь пружинными толкателями на несколько частей. Поддон отделялся по команде от СУ примерно на 12-й секунде полета. Усилия пружинных толкателей и время отделения исключали возможность падения поддона на оборудование пусковой установки.
С помощью установленной на внутренней стенке стакана шпонки и соответствующих пазов в поддоне и бандаже исключалась также "закрутка" ракеты при движении ее по пусковому стакану. Минометный старт существенно сокращал размеры шахтных пусковых установок, значительно удешевлял строительство и снижал их уязвимость. Выбор шахтного пускового устройства обусловливался также тем, что по сравнению с наземными открытыми стартами шахтные пусковые установки давали возможность обеспечить любую заранее заданную степень защиты ракеты в шахте от ядерного воздействия вероятного противника.
Для доставки блоков твердотопливных ракет с завода на техническую позицию были разработаны и изготовлены специальные изотермические железнодорожные вагоны. Блоки ракеты доставлялись с технической позиции до ШПУ и затем загружались в шахту с помощью полуприцепной транспортно-загрузочной машины, специально разработанной для этих целей, а активный привод на колесах полуприцепа (так называемое "мотор - колесо") позволял ему передвигаться по дорогам любых категорий.
Для транспортировки и работ с головной частью была разработана изотермическая стыковочная машина с манипулятором для пристыковки - отстыковки головной части к ракете. Конструкция всех транспортных агрегатов и агрегатов технической позиции позволяла проводить все погрузочно-разгрузочные работы и работы по установке ракеты РТ-2 в ШПУ без применения кранового оборудования, что значительно упрощало весь цикл работ с ракетой.
Для разработки агрегатов наземного комплекса ракеты 8К98 были привлечены КБ "Мотор" (В.А. Рождов), ЦКБ-34 (В.В. Чернецкий) и Ленинградский филиал ЦПИ-20 (Г.П. Ливенков). Работами по созданию наземного комплекса ракеты 8К98 в ОКБ-1 руководил А,П. Абрамов, Программой ЛКИ ракеты РТ-2 предусматривалось проведение 32 пусков ракет; семь пусков планировались с ГЦП в Капустином Яре и 25 пусков - с полигона в районе Плесецка Архангельской области.
Пуски ракет РТ-2 с ГЦП проводились в феврале-июле 1966 года в район озера Балхаш из приспособленной шахты, ранее созданной для одной из ракет главного конструктора М.К.Янгеля. Из семи ракет шесть свою задачу выполнили. Первый успешный пуск ракеты РТ-2 состоялся 26 февраля 1966 года.
Для отработки и проверки динамики выхода ракеты РТ-2 из шахты был разработан имитатор ракетного снаряда, выбрасывавший макет I ступени ракеты РТ-2 из шахты.
Поскольку ракета РТ-2 доставлялась на ГЦП уже в снаряженном состоянии, то для отработки испытательного и пускового оборудования, отработки эксплуатационной документации был спроектирован и изготовлен электрический эквивалент борта ракеты, что в значительной степени повысило безопасность работ и позволило боевым расчетам приобрести необходимую практику работы со снаряженной ракетой.
Пуски ракет РТ-2 с полигона Плесецк проводились с 4 ноября 1966 года по 3 октября 1968 года из ШПУ Из 25 ракет 21 была запущено на промежуточную дальность (район падения головных частей "Кура" - пос. Ключи, полуостров Камчатка), четыре - в акваторию Тихого океана, на максимальную дальность. Последние три ракеты запускались залпом. Из 25 пусков 16 прошли успешно.
18 декабря 1968 года ракета РТ-2 была принята на вооружение Советской Армии под индексом 8К98. Тогда же началось развертывание позиционных районов с ШПУ, оснащенных ракетами 8К98, в одном из центральных районов России. Отдельный боевой ракетный комплекс, вооруженный ракетами 8К98, занимал позиционный район и состоял из 10 ШПУ и одного командного пункта.
На пусковых установках в процессе боевого дежурства персонал не находился. Управление пуском ракет из каждой ШПУ осуществлялось с КП с помощью системы дистанционного управления и контроля по кабельным линиям, причем для надежности передачи команд на пуск кабельными линиями соединялись также отдельные ШПУ между собой, образуя кольцо (радиально-кольцевая схема СДУК). Такая организация боевых ракетных комплексов позволяла поддерживать их высокую боевую готовность и обеспечивало надежное прохождение команд на пуск ракет даже при повреждении отдельных каналов СДУК.
Как вариант боевого использования ракет 8К98 был разработан эскизный проект подвижного железнодорожного БРК. Он представлял собой железнодорожный состав, в который входили четыре стартовых вагона ракет 8К98, вагон с дизель-электростанцией, два вагона с аппаратурой подготовки и пуска ракет, вагон - командный пункт, а также вагон - столовая и вагоны для размещения личного состава БРК. Старт ракеты предполагался из нерасцепляемого железнодорожного состава с любого участка пути, хотя многое определялось качеством грунта на выбранном участке старта. Крыша стартового вагона сдвигалась, ракета в вагоне размещалась на стреле установщика, которым перед стартом она и приводилась в вертикальное положение. Однако работы по железнодорожному варианту в то время не получили дальнейшего развития и были продолжены вновь применительно к подвижному ракетному комплексу на базе новых мощных ракет с РДТТ.
Необходимо отметить, что отработка режима боевого дежурства ракетного комплекса РТ-2 (10 ШПУ и один КП) началась в 1967 году на полигоне Плесецк первоначально по схеме "один КП и три ШПУ" (остальные семь ШПУ были введены в строй позднее). Отработка режима боевого дежурства проходила с большими трудностями: практически каждый день, а иногда и несколько раз в сутки комплекс снимался с боевого дежурства из-за неспособности СДУК работать при тех параметрах электропитания, которые обеспечивала государственная сеть электроснабжения (особенно мешали динамические режимы при скачках напряжения). Причем режим перехода электропитания с линии электропередачи на аккумуляторы шахтной пусковой установки, а затем на дизель-электростанцию не обеспечивал бесперебойности электропитания оборудования пусковой установки (перерыв составлял 0,1-0,6 с).
В результате этого многие системы, расположенные в ШПУ (система прицеливания, СДУК, блок местной автоматики, обеспечивающий сопряжение СДУК с бортовыми системами ракеты РТ-2 и системами ШПУ), переходили на резервный канал, а их последующий возврат на основной канал дистанционно с КП в то время был невозможен.
В этих случаях приходилось направлять к ШПУ (за 10-12 км) несколько автомобилей-кунгов" со специальным оборудованием для приведения всех систем шахтной пусковой установки в исходное состояние, Для исключения этих недостатков и отработки режима боевого дежурства в 1967 году на полигон Плесецк была командирована специальная бригада специалистов ЦКБЭМ и смежников под техническим руководством В.М.Караштина и ведущего конструктора В.К. Ходича.
Проведенный анализ недостатков работы систем в режиме боевого дежурства позволил разработать технические мероприятия и провести доработку ряда систем ШПУ и КП. После этого режим боевого дежурства стал устойчивым, и последующее подключение семи шахтных пусковых установок к КП подтвердило правильность принятых технических решений.
В эти работы большой вклад внесли также В.П.Хорунов, Л.Б.Шульман, Т.М. Фадеев, Л.Г.Струля, Е.С.Марамзин, Б.И.Карманов и М.П.Гераскина, а также представители заказчика С.М.Кравченко, А.Г.Чернов и Д.И.Крюков.
С октября 1968 года с полигона Плесецк стали проводиться отстрелы от партий ракет РТ-2 (установочная партия, контрольные пуски от партии ракет, пуски ракет после длительного хранения, после истечения гарантийного срока эксплуатации и снятия с боевого дежурства, по плану боевой подготовки). В 1979 году был проведен сотый пуск ракеты РТ-2 и ее модификации - ракеты РТ-2П.
Испытания на сохранность и работоспособность систем и агрегатов ракеты РТ-2 и наземного оборудования после длительного нахождения на боевом дежурстве проводились на полигоне Плесецк в процессе экспериментально-боевого дежурства БРК из семи пусковых установок в штатном исполнении в условиях, максимально приближенных к реальным условиям эксплуатации (ежегодных регламентов), боевого дежурства и пусков. По результатам этих испытаний принимались решения о возможности продления гарантийных сроков работы оборудования стартовой позиции и самой ракеты, оценивалась стабильность основных параметров БРК, расход ресурса приборов и агрегатов и его достаточность для проведения пусков.
Техническими руководителями работ по пускам ракет РТ-2 от ЦКБЭМ были И.Н.Садовский. Я.И.Трегуб, а председателями Государственных комиссий по ЛКИ ракеты РТ-2 на полигоне в Плесецке - генерал-полковник П.В. Родинов, затем генерал-лейтенанты А.А.Васильев и Г.Е.Алпаидзе.
С января 1970 года по март 1971 года на полигоне Плесецк были проведены летные испытания модернизированной ракеты РТ-2П. Ракета имела комплекс средств радиотехнической защиты ГЧ от средств противоракетной обороны противника, более мощную ГЧ, на III ступени был применен новый двигатель и улучшенное по энергетике топливо. Серьезной модификации подверглась СДУК, был увеличен диапазон азимута прицеливания с ±45 до ±120°, введены дистанционное перенацеливание и закладка в память СУ двух полетных заданий. Всего провели 15 пусков РТ-2П, из которых два оказались неудачными. 12 пусков были проведены в район падения "Кура" (полуостров Камчатка) и три - в акваторию Тихого океана.
После устранения выявленных при пусках ракеты РТ-2П недостатков в 1972 году она была принята на вооружение Советской Армии с индексом 8К98П вместе с комплексом наземного оборудования, боевой эксплуатационной и эксплуатационно-технической документацией.
С декабря 1974 года по декабрь 1975 года было проведено пять пусков установочной партии ракет РТ-2П, все пуски прошли успешно. Ракетный комплекс в составе трех пусковых установок с ракетами РТ-2П и командный пункт были испытаны на длительное хранение в течение 7 лет (1976-1983 гг.) на полигоне Плесецк. При этом регламентные работы с ракетой РТ-2П, системами ПУ и КП проводились сначала через год, а с 1977 года - через два года, Результаты комплексных испытаний подтвердили, что все системы пусковых установок и командного пункта сохранили свою работоспособность после семи лет экспериментального дежурства (после 15 лет эксплуатации с момента ввода в строй).
В разработке технической документации, экспериментальной отработке и проведении натурных испытаний ракет РТ-1, РТ-1-1963, РТ-2 и РТ-2П принимало участие большое количество специалистов из различных подразделений ОКБ-1 (с 1966 года - ЦКБЭМ), в том числе И.Н. Садовский, П,Ф. Красовский, Е.А. Дубинский, П.П. Ермолаев, В.С. Павлов, Л.А. Музуров, Н.И. Чуканов, П.В. Жуков, И.С. Грибань, Б.Б. Голышев, А.Г. Рапп, О.Н, Воропаев, А.А. Зоруденский, А.И. Кантер, Л.П. Перов и др., а также коллективы отделов 4 (Э.И. Корженевский), 23 (А.Г. Донской) и 24 (А.А. Смердов).
В ходе работ по ракетам с РДТТ специалистами ОКБ-1 совместно со специалистами предприятий-смежников было решено много теоретических и технических проблем по баллистике, аэрогазодинамике, теплообмену, термодинамике и теплофизике, гидравлике и гидродинамике, статическим и динамическим нагрузкам, условиям эксплуатации и полета, прочностям, материаловедению и технологии производства, созданию принципиально новых образцов рулевых машин и др.
Это была одна из самых удачных разработок ОКБ-1, существенно повлиявшая но поддержание паритета в ракетно-ядерном "соревновании" с нашими вероятными противниками и укрепившая безопасность нашей страны на одном из драматичных этапов ее истории.
После окончания летно-конструкторских испытаний ракеты РТ-2 и принятия ее на вооружение были развернуты боевые ракетные комплексы с ШПУ 15П098 и организовано их боевое дежурство.
Комплекс 15П098П сняли с вооружения в связи с окончанием гарантийного срока на ракеты 8К98П (15 лет) и наземное оборудование (20 лет). Он был одним из самых совершенных ракетных комплексов, когда-либо стоявших на вооружении Ракетных войск стратегического назначения
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

21.09.2008 20:00:51 #6 Последнее редактирование: 01.01.2013 15:21:36 от Salo
Иллюстрации к статье:
Цитата

Первая твердотопливная ракета РТ-1 в полете
Основные характеристики двигателей
ракеты РТ-1
Тяга двигателя, тс:
I ступени ("пакет' из четырех корпусов) 100
II ступени ("пакет' из двух корпусов) 51
III ступени (один корпус) 25
Давление в камерах сгорания, кгс/см2 40
Время работы каждого двигателя, с 30

Довольно странная подпись под фото.
Из текста статьи и на фото видно, что каждая ступень состоит из четырёх корпусов. :roll:

Цитата

Первая стратегическая межконтинентальная твердотопливная ракета РТ-2
Основные характеристики ракеты РТ-2П
Стартовая масса, т      51
Масса ГЧ, кг 470
Длина, м      21,2
Максимальный диаметр по хвостовому
отсеку I ступени, м      1,95
Диаметр корпуса РДТТ, м:
I ступени      1,8
II ступени 1,5
III ступени 1
Рабочий запас топлива, т:
I ступени 30,8
II ступени      9,6
III ступени 3,5
Давление в камерах сгорания, кгс/см2 40
Тяга двигателя и время работы, тс/с:
1 ступени       91/75
II ступени 44/60
III ступени 22/45


"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

«ЭНЦИКЛОПЕДИЯ отечественного ракетного оружия» стр.488-491:
ЦитатаГлава 17.
БАЛЛИСТИЧЕСКАЯ РАКЕТА РТ-1

27 июня 1959 года было принято Постановление СМ об организации филиала ОКБ-1 на базе ЦНИИ-58 для проведения работ по разработке баллистических ракет на твердом топливе. Постановлением СМ от 20 ноября 1959 года этому филиалу было предписано начать разработку баллистической ракеты на твердом топливе РТ-1. При проектировании ракеты РТ-1 выбрали ракетные двигатели на твердом топливе пакетного типа (РДП), состоящие из двигателей с диаметром пороховых шашек 800 мм (большие размеры шашек еще не были освоены). Корпуса двигателей сделаны из стеклопластика (Явная ошибка- Salo). Сопла двигателей основных двигательных установок неподвижные. Рулевые двигатели первой и третьей ступеней твердотопливные с вращающимися при помощи рулевых машин корпусами, отклоняющими сопла на угол до 45°. Управление второй ступенью в полете происходило с помощью складных воздушных рулей, которые устанавливались в рабочем положении после старта ракеты.
Ракета получила индекс 8К95. Двигатели первых двух ступеней работали до полного выгорания топлива. Разделение ступеней было «горячим», то есть последующая ступень ракеты запускалась при еще работающей предыдущей. Ступени соединялись ферменными конструкциями. Команда на разделение ступеней выдавалась от датчика перегрузок.
Летно-конструкторские испытания РТ-1 начались с апреля 1962 года и продолжались до июня 1963 года на ГЦП-4 (Капустин Яр) с падения головной части в районе озера Балхаш. Из первых девяти пусков удачных было только три. Первый успешный пуск был проведен 18 марта 1963 года.
Основные недостатки ракет РТ-1 были связаны с несовершенством твердого топлива, его габаритами, пластичностью, эффективностью, с необходимостью размещения готового топливного заряда в корпусе двигателя, а не его заливкой в корпус, и др.
Постановлением СМ от 16 июля 1963 года было решено «в связи с отставанием по срокам проведения летно-конструкторских испытаний и недостаточно высокими характеристиками изделия на стадии летно-конструкторских испытаний работы прекратить».

Глава 18.
МЕЖКОНТИНЕНТАЛЬНАЯ БАЛЛИСТИЧЕСКАЯ РАКЕТА РТ-2
Проектирование МБР РТ-2 начато по Постановлению СМ от 20 ноября 1959 года. Первые три года были временем бумажной волокиты. В тактико-технические требования на ракету постоянно вносились различные изменения (см. Постановления СМ от 4.04.1961 г., 29.06.1962 г., 16.07.1963г. и т.д.), которые предусматривали создание трех баллистических ракет на двигателях со смесевым твердым топливом: ракеты РТ-2 (8К98) с дальностью стрельбы до 10000 м, ракеты РТ-25 (8К97) с дальностью стрельбы до 5000 м и ракеты РТ-15 (8К96) с дальностью стрельбы 2500 м. Причем вторая и третья ступени ракеты РТ-2 образовывали ракету 8К96, а первая и третья ступени -- ракету 8К97.
В 1963 году ОКБ-1 был выполнен эскизный проект РТ-2. Ракета РТ-2 имела ряд недостатков. Так, смесевое топливо формировалось в отдельных пресс-формах, затем заряд вкладывался в корпус, а зазор между зарядом и корпусом заливался связующим веществом. Это создавало определенные трудности при изготовлении РДП ракеты и требовало новых конструкторских и технологических решений, которые исключили бы сложности при разработке  последующих модификаций ракеты РТ-2.
Ракета РТ-2 оснащалась легкой головной частью весом 500--600 кг и тяжелой головной частью весом 1400 кг. Дальность стрельбы легкой головной части составляла 9600 м, а тяжелой -- 4000--5000 м.
Стартовый вес ракеты РТ-2 составлял 46,1--50,0т, полная длина 21,27 м, максимальный диаметр корпуса 1,84 м, диаметр «юбки» 2,0 м. Первая ступень ракеты была оснащена двигателем 15Д23 с тягой 91 т и временем работы 75 с. Вторая ступень оснащена двигателем 15Д24 с тягой 44 т и временем работы 60 с. Третья ступень имела двигатель 15Д25.
На боевую стартовую позицию ракета РТ-2 доставлялась в контейнерах транспортно-загрузочных машин -- отдельно первая ступень и состыкованныемежду собой вторая и третья ступени. Ступени поочередно опускались в пусковой стакан, установленный на амортизационной подвеске в шахтной ПУ, затем пристыковывалась головная часть. Для обеспечения заданного температурно-влажностного режима хранения ракеты и головной части пусковойстакан герметизировался.
Способ старта ракет РТ-2 и РТ-2П «минометный». Старт производился из глухого пускового стакана за счет тяги двигателя первой ступени ракеты. Шахтная пусковая установка 15П798 была разработана в ЦКБ-34 (КБСМ). Глубина шахты 29,95 м.
В составе комплекса имелось 10 шахт, расположенных на расстоянии 10--12 км. Готовность к пуску составляла от 3 до 5 минут.
Первый пуск ракеты РТ-2 состоялся 26 февраля 1966 года на полигоне Капустин Яр. Всего там с февраля по июль 1966 года было произведено 7 пусков ракет, шесть из которых прошли успешно. Пуски проводились из переделанной шахты, которая ранее использовалась для МБР Р-16. Затем была проведена серия пусков с нового полигона в Плесецке. С 4 ноября 1966 по 3 октября 1968 года из шахтных ПУ было запущено 25 ракет. Из них 21 ракета запущена на промежуточную дальность (район падения головной части «Кура» -- поселок Ключи на Камчатке), а четыре на максимальную дальность -- в акваторию Тихого океана. Последние три ракеты запускались залпом. Из 25 пусков 16 прошли успешно.
Ракета РТ-2 принята на вооружение 18 декабря 1968 года под индексом 8К98. Серийное производство ракет РТ-2 начато в 1966 году на заводе № 172 (Пермском машиностроительном заводе им. Ленина). В сентябре 1967 года цеха, где изготавливали ракеты РТ-2, были выделены в Пермский завод химического оборудования.
На ПУ в процессе боевого дежурства персонал не находился. Управление пуском ракет из каждой ПУ производилось с командного пункта с помощью системы дистанционного управления и контроля по кабельным линиям. Для надежности передачи команд на пуск кабельными линиями соединялись также отдельные ПУ между собой, образуя кольцо (радиально-кольцевая схема СДУК). Это позволяло поддерживать высокую боевую готовность ракетных комплексов и обеспечивало надежное прохождение команд на пуск ракеты даже при повреждении отдельных каналов СДУК.
Как вариант боевого использования ракет 8К98 был разработан эскизный проект подвижного железнодорожного боевого ракетного комплекса. В железнодорожный состав входили четыре стартовых вагона ракет 8К98, вагон с дизель-электростанцией, два вагона с аппаратурой подготовки и пуска ракет, вагон -- командный пункт, вагон-столовая и вагоны для размещения личного состава. Старт ракеты предполагался из нерасцепляемого железнодорожного состава с любого участка пути, но многое зависело от качества грунта на участке старта. Крыша стартового вагона сдвигалась, ракета в вагоне размещалась на стреле установщика, которым перед стартом приводилась в вертикальное положение.
Работы по железнодорожному варианту не получили дальнейшего развития.
Отработка режима боевого дежурства ракетного комплекса РТ-2 (10 шахтных ПУ и один командный пункт) началась в 1967 году на полигоне Плесецк вначале по схеме «один командный пункт и три шахтные ПУ». Остальные 7 шахтных ПУ были введены в строй позднее.
В 1971 году первый полк ракет РТ-2, дислоцировавшийся вблизи Йошкар-Олы, был поставлен на боевое дежурство. Всего под Йошкар-Олой было размещено 6 полков, каждый из которых имел на вооружении 10 шахтных ПУ и командный пункт. С 1972 года ракеты РТ-2 стали заменяться ракетами РТ-2П и в 1976 году были окончательно сняты с вооружения.

Глава 19.
МЕЖКОНТИНЕНТАЛЬНАЯ БАЛЛИСТИЧЕСКАЯ РАКЕТА РТ-2П
Разработка комплекса 15П098П с ракетой РТ-2П (8К98П) была начата по Постановлению СМ № 1004-365 от 18 декабря 1968 года.
Ракета РТ-2П представляла собой модернизацию ракеты РТ-2. Ракета РТ-2П получила новую головную часть и новый двигатель третьей ступени.
Двигатели всех трех ступеней ракеты были переведены на твердое топливо ПАЛ-17/7, созданное в НИИ-130 на основе бутилкаучука, обладающего высокой пластичностью, не имеющего заметного старения и растрескивания в процессе хранения. Топливо заливалось прямо в корпус двигателя, затем производились его полимеризация и формование необходимых поверхностей горения заряда. Корпус третьей ступени ракеты РТ-2П был двухслойным -- высокопрочная стальная рубашка упрочнялась стеклопластиковыми нитями, намотанными снаружи.
Была модернизирована система управления ракеты, обеспечивающая хранение в памяти двух полетных заданий с дистанционным выбором одного из них с командного пункта боевого ракетного комплекса, и расширен сектор стрельбы более чем в 2,5 раза без увеличения времени предстартовой подготовки ракеты к пуску. Ракета РТ-2П оснащена комплексом средств преодоления ПВО противника,  обеспечивающих в полете радиомаскировку и искажение ее радиолокационных характеристик, программированный увод отработанной третьей ступени ракеты, массовый выброс комбинированных ложных целей.
Органами управления ракеты служили разрезные сопла двигателей всех ступеней. Разделение ступеней огневое. Первая ступень имела решетчатые стабилизаторы.
Первая ступень была оснащена однокамерным РДТТ 15Д23П с четырьмя разрезными соплами. Тяга двигателя 100 т. время работы 75,4 с.
Вторая ступень имела однокамерный РДТТ 15Д24П1 с четырьмя разрезными соплами. Тяга двигателя 44 т, время работы 60,6 с.
Третья ступень имела однокамерный РДТТ 15Д94 с четырьмя разрезными соплами. Тяга двигателя 18т, время работы 49 с.
Ракеты РТ-2П устанавливались в шахтные ПУ 15П798, спроектированные для ракет РТ-2.
Первый пуск ракеты РТ-2П состоялся 16 января 1970 года на полигоне Плесецк. Всего в ходе летных испытаний в Плесецке было проведено 15 пусков. Испытания закончились в январе 1972 года.
28 декабря 1972 года комплекс РТ-2П (8К98П) принят на вооружение. К 1977 году во всех 60 шахтных ПУ под Йошкар-Олой ракеты РТ-2 были заменены ракетами РТ-2П.
Серийное производство ракет РТ-2П велось на Пермском заводе химического оборудования до 1981 года. Ракеты РТ-2П (8К98П) были сняты с вооружения в связи с окончанием их гарантийного срока -- 15 лет (в 1994 году).

Глава 20.
БАЛЛИСТИЧЕСКАЯ РАКЕТА СРЕДНЕЙ ДАЛЬНОСТИ РТ-15
Разработка двухступенчатой ракеты РТ-15 (8К96) начата по Постановлению СМ № 316-317 от 4 апреля 1961 года в ЦКБ-7 (КБ «Арсенал»), главным конструктором ракеты был П.А.Тюрин. Ракета создана на базе второй и третьей ступеней МБР РТ-2.
Ракета РТ-15 создана для боевого подвижного ракетного комплекса 15П696, в состав которого входили следующие системы: 6 самоходных ПУ на гусеничном ходу с ракетами РТ-15 в ТПК; подвижный командный пункт, состоящий из машины боевого управления, одной машины подготовки позиции, обеспечивающей прицеливание ракеты и ее геодезическую привязку на местности, двух дизельэлектростанций, обеспечивающих автономное электроснабжение комплекса, трех машин узла связи и автофургон с личным составом. Все машины подвижного КП выполнены на колесных шасси высокой проходимости на базе МАЗ-543.
Подвижная ПУ для ракет РТ-15 была создана на Ленинградском Кировском заводе на базе самоходного гусеничного шасси объект 815. Установка получила индекс ГРАУ -- 15У59. Вес шасси -- 30 т, вес ПУ с ракетой -- около 62 т. Максимальная скорость передвижения ПУ по шоссе -- 30 км/ч, запас хода по шоссе -- 250 км.
В 1965--1966 годах на ГЦП № 4 в Капустином Яре были построены две шахтные ПУ для испытаний ракеты, но испытания проходили с самоходной ПУ с площадки № 84. Всего с ноября 1966 по март 1970 года произведено 20 пусков ракет РТ-15, в числе которых были два двухракетных залпа.
Подвижный боевой ракетный комплекс 15П696 Постановлением СМ от 6 января 1969 года был рекомендован для укомплектования одного полка с целью отработки специальных задач. В соответствии с этим же Постановлением СМ, серийное производство ракет было прекращено в январе 1969 года. Испытания ракет завершились в марте 1970 года.
Самоходная ПУ подвижного ракетного комплекса 8П696 впервые была показана на военном параде в Москве в 1966 году. Она имела измененный транспортный контейнер для ракеты, который использовался на ранних стадиях проекта комплекса.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Дмитрий В.

У РТ-1 корпуса РДТТ мотались из стеклопластика, едва ли не впервые  в мире.
Lingua latina non penis canina

Salo

А как их скрепляли в пакет?
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Дмитрий В.

ЦитатаА как их скрепляли в пакет?
Не знаю, ни на рисунках, ни на фото не видно. Есть несколько вариантов. Какой из них был использован? - вот это вопрос :roll:
Lingua latina non penis canina

Salo

А ктоу нас доступ в Орево имеет? Пусть посмотрят и нам расскажут. Или пусть Shin посмотрит на оригинале фотографии в хорошем увеличении. :wink:
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

Да простят меня сисадмин с модераторами:
Черток Б.Е. РАКЕТЫ И ЛЮДИ. ГОРЯЧИЕ ДНИ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ. Книга 3. Глава 1. "Щит и меч" стратегического назначения. ИСПРАВЛЕНИЕ ОШИБОК ВЕЛИКИХ
ЦитатаПервую попытку создать баллистическую ракету дальнего действия на твердом топливе предприняли в НИИ-4 в период 1955-1959 годов. В это время начальником НИИ-4 был генерал Соколов, а его заместителем полковник Тюлин.
Под руководством доктора технических наук Бориса Житкова была разработана твердотопливная ракета ПР-1 с дальностью 60-70 км. В 1959 году эта ракета была успешно испытана в Капъяре. НИИ-4 добился в 1959 году выпуска специального постановления Совета Министров на разработку пороховой управляемой ракеты ПР-2. При массе ракеты 6,2 тонны она была способна нести боевую головку массой 900 кг на дальность 250 км. Эта ракета была твердотопливным аналогом жидкостной Р-11, созданной королевским ОКБ-1.
В ходе работ над этими проектами были созданы рецептуры высокоэнергетических смесевых топлив, разработаны теплозащитные покрытия, эрозиостойкие материалы, разработаны управляющие поворотные сопла.
Однако инициатива ученых НИИ-4 не была поддержана ни промышленностью, ни самим Министерством обороны.
Королев понимал, что в соревновании с Янгелем и Челомеем ракета Р-9 и любые ее модификации проигрывают уже потому, что "высококипящие" ракеты хранятся в заправленном виде. Их готовность всегда будет выше. Нужен был детонатор - толчок для начала процесса выбора, поиска принципиально иного, третьего, пути.
Королев получил не один, а сразу три импульса, заставивших его первым из наших главных конструкторов и ракетных стратегов переосмыслить, изменить выбор, при котором стратегические ракетные вооружения ориентировались исключительно на жидкостные ракеты.
По разным причинам в исторических трудах по ракетно-космической технике и исследованиях творческого наследия Королева этой его работе уделяется несправедливо малое внимание.
Первым толчком к началу работ в ОКБ-1 над твердотопливными ракетами была обильно посыпавшаяся в начале 1958 года информация о намерении американцев создать новый тип межконтинентальной трехступенчатой ракеты. Не помню сейчас, когда мы получили первую информацию о "Минитменах", но, оказавшись по каким-то делам в кабинете Мишина, я был свидетелем разговора о достоверности этой информации. Кто-то из проектантов докладывал ему о соответствии полученной информации нашим тогдашним представлениям о возможностях твердотопливных ракет. Общее мнение оказалось единодушным: создать ракету стартовой массой всего в 30 тонн при массе головной части 0,5 тонны на дальность 10 000 км в наше время невозможно.
На том временно и успокоились. Но ненадолго. По дороге на Северный флот к нам заехал Виктор Макеев. Он был у Королева и Мишина, рассказывал о морских делах и проблемах, потом со своими управленцами зашел ко мне. Речь шла о нашей помощи в разработке более мощных рулевых машин. По этому вопросу мы быстро договорились. В конце встречи он сказал, что передал СП информацию об американской ракете "Поларис". Если это была не дезинформация, то получалось, что американцы имели возможность сразу вооружать свои подводные лодки твердотопливными ракетами, которые для морских условий куда как приятнее.
- Представляешь, нигде ничего не течет, не газит, не парит. Под водой ходи сколько хочешь, и никаких пугающих запахов.
Макеев уже хлебнул забот с нашим наследием - "азотнокислыми" Р-11ФМ, потом уже со своими Р-13. Последний проект, на который воодушевил его Исаев, - ракета с двигателем-"утопленником". Исаев предложил для уменьшения общей длины ракеты "утопить" всю двигательную установку в топливный бак. Но проблемы заправки, хранения, коррозии, герметичности все равно оставались.
-Я почувствовал, - сказал Макеев, - что наш СП не знает, можно ли верить этой информации о "Поларисе".
Второй толчок для начала работ по твердотопливным ракетам последовал от старого соратника по ГИРДу, РНИИ и НИИ-88 Победоносцева. Узнать об этом мне помогла случайная встреча в Сокольниках.
Старое жилье на улице Короленко и новое в Останкино были очень удобными для коротких лыжных прогулок. Через пять минут после выхода из дома уже можно было становиться на лыжи. С мальчишками, если выпадало свободное воскресенье, иногда ходили через Сокольники в далекий лесопарк Лосиного острова. Вспоминаю, как однажды с двумя одиннадцатилетними мальчиками - сыном Михаилом и его другом по квартире и школе Игорем Щенниковым - мы зашли так далеко, что на обратном пути в сильную метель заблудились. Я привел ребят домой совершенно обессиленных, за что получил от матерей заслуженную нахлобучку. Между прочим, этот эпизод тоже имеет отношение к твердотопливным ракетам. Через 30 лет один из ведущих проектантов твердотопливных ракет Игорь Щенников все еще вспоминал о том лыжном походе.
В начале марта 1958 года для лыжников в Сокольниках еще был достаточный снежный покров. Во время очередной лыжной прогулки я неожиданно встретил Победоносцева. Он гулял с женой по расчищенной аллее, а я шел навстречу по параллельно проложенной лыжне. Мы оба были очень рады. Я снял лыжи, и мы пошли рядом. За десять лет до этой встречи я был заместителем главного инженера НИИ-88 Юрия Александровича Победоносцева. Общаться с ним было легко и интересно. Оптимизм не покидал его в самых трудных ситуациях первых лет становления НИИ-88. Своим оптимизмом он заряжал и меня.
Из НИИ-88 Победоносцев ушел на пост проректора Академии руководящих кадров оборонной промышленности. При выделении ОКБ-1 в самостоятельную организацию ходили слухи о его возвращении, но уже не в НИИ-88, а к Королеву. Однако старые соратники решили, что для сохранения добрых отношений лучше, чтобы один другому не подчинялся. Во время пребывания в Германии Победоносцев демонстрировал отличное здоровье. Он оказался единственным, кто отваживался весной и осенью 1945 года в Пенемюнде плавать в холодной воде Балтийского моря.
Во время длительных экспедиций в Капустин Яр Победоносцев не упускал случая побегать по степи, в то время как мы предпочитали "горизонтальные испытания" в купе нашего спецпоезда.
Теперь он пожаловался, что сердце начало сдавать, но сам он не сдается.
- Читаю студентам, - сказал Победоносцев, - и работаю в НИИ-125 у Бориса Петровича Жукова. Пытаюсь реанимировать старые идеи с помощью новой пороховой технологии. Я пару раз встречался с Сергеем, уговорил его заняться вместе с нами твердотопливным вариантом. Огорчает только непримиримость Мишина, который слышать не хочет о наших предложениях. Сергей обещал мне подобрать группу, которая будет подчинена ему непосредственно. Если дело продвинется, мы с вами встретимся и обсудим проблемы управления. Они будут во многом отличными от жидкостных систем.
Вскоре я вспомнил о встрече в Сокольниках, получив прямое указание от Королева. По телефону он спросил, знаком ли я с Садовским. Я подтвердил, что не только знаком, но молодого и красивого Игоря Садовского хорошо знаю по НИИ-88. Садовский в 1948 году пытался меня соблазнить тематикой управления зенитными ракетами. Он работал проектантом по этим проблемам, пока тематика не ушла в МАП.
- Так вот, - перебил меня СП, - он хотел стать Председателем Совета Министров, потом министром среднего машиностроения, но ни то, ни другое у него не получилось. Он вернулся к нам и работает у Лаврова на более скромной должности. Зато по интересной новой теме.
Я понял, что Садовский находится в кабинете Королева и слушает наш разговор.
- Через неделю-другую он тебе сам все расскажет. Подумай, кого из твоих толковых людей подключить к нему для консультаций. Пока только для советов, а там видно будет.
Через неделю Садовский зашел ко мне и рассказал, о чем шла речь.
Последние годы он действительно работал в аппарате Совета Министров, а потом в Министерстве среднего машиностроения - атомном министерстве. Но его снова уж очень потянуло в ракетную технику. Он понял, что аппаратная деятельность не для него. С Королевым он быстро договорился и был назначен заместителем Святослава Лаврова, начальника проектно-баллистического отдела. Садовский подговорил добровольцев и собрал небольшую "нелегальную" группу для подготовки предложений по баллистическим ракетам твердого топлива (БРТТ). Основное ядро - три молодых специалиста: Вербин, Сунгуров и Титов.
- Ребята еще зеленые, но очень толковые, - сказал Садовский. - Я распределил между ними три главные задачи: внутренняя баллистика, внешняя баллистика и конструкция. Прежние аппаратные связи мне помогли, удалось договориться с Борисом Петровичем Жуковым, начальником НИИ-125 (это наш главный институт по ракетным и специальным порохам), о совместной пока что теоретической проработке. А в НИИ-125 наш старый общий начальник Победоносцев руководит лабораторией, где уже работают не только на бумаге, но и экспериментируют над созданием пороховых шашек нового состава и больших размеров. Садовский рассказал о своей "подпольной" деятельности Королеву.
Королев немедленно договорился с Жуковым и Победоносцевым о "выходе из подполья", и начались разработки проекта твердотопливной ракеты средней дальности.
Я рассказал Садовскому о встрече с Победоносцевым.
- Вот я и есть та самая "особая инициативная группа", которую СП обещал Победоносцеву организовать в ОКБ-1 для совместной работы.
Рискуя утомить читателя, я остановился на, казалось бы, не особо интересных встречах и разговорах. Но теперь они мне представляются в историческом плане достаточно важными. Я пытаюсь восстановить историческую справедливость и утверждаю, что Королев, Победоносцев, Садовский и Жуков - именно такой порядок мне кажется наиболее правильным - были первыми активными фигурами, благодаря которым в Советском Союзе возрождалась техника твердотопливных баллистических ракет дальнего действия.
Что касается упомянутой выше работы НИИ-4, то она является примером, когда инициатива военных инженеров, не поддержанная их собственным министром и не подхваченная ни одним из "могучих" конструкторов промышленности, заглохла. До 1959 года все главные были настолько увлечены соревнованием по созданию ракет на ЖРД, что от работ НИИ-4 просто отмахнулись, несмотря на уже имевшуюся достоверную информацию об американских проектах "Минитмен" и "Поларис".
Вслед за именами наших "твердотопливных пионеров" я бы назвал Пилюгина, Трегуба, Финогеева, Надирадзе и, наконец, Устинова. Секретарь ЦК КПСС Устинов был первым из крупных политических руководителей, который оценил перспективу нового и в то же время самого старого направления.
Иногда кажущиеся незначительными на первый взгляд действия играют в истории роль детонатора. И, действительно, дальше пошел уже лавинообразный процесс создания ракет. Так называемая группа, в которой самым опытным "пороховиком" был сорокалетний Садовский, совместно с НИИ-125 выпустила трехтомный отчет, доказывавший возможность создания ракеты средней дальности на баллистном порохе, который должен был выпускаться в виде прессованных шашек большого диаметра. Порох для баллистических ракет назвали "баллистным", а не "баллистическим". Это, как объяснили теоретики, дань артиллерийским традициям.
Для Победоносцева как бы замыкался круг его инженерного творчества. В период 1934 - 1935 годов молодой инженер Победоносцев участвовал в испытаниях пороховых реактивных снарядов и изучал теорию горения различных порохов.
В годы Великой Отечественной войны поистине героическим трудом ученых, инженеров и рабочих - "пороховиков" были разработаны нитроглицериновые баллистные пороха и создана высокопроизводительная технология изготовления зарядов. Это позволило применить реактивные снаряды на твердом топливе в массовом масштабе с высочайшей эффективностью.
После войны продолжалось совершенствование технологии изготовления зарядов для ракетной артиллерии залпового огня, развивавшейся на базе боевого опыта "катюши". Эти работы проводились в головном институте пороховой промышленности - НИИ-125. Юрий Победоносцев снова вернулся к тематике РНИИ.
Победоносцев был одним из инициаторов разработки в НИИ-125 технологии изготовления зарядов в виде набора шашек диаметром до 0,8 - 1 метра и общей длиной до 6 метров.
В отличие от жидкостных "твердые" ракеты потребовали решения еще целого ряда новых проблем. Прежде всего надо было найти готовые или разработать новые температуростойкие материалы и конструкции сопловых блоков, придумать методы управления без газоструйных рулей. В отличие от жидкостных двигателей твердотопливные регулированию и выключению не поддавались, что затрудняло точное управление дальностью полета. "Уж если зажгли, то жди, когда все выгорит", - так на первых порах объясняли нам молодые специалисты из группы Садовского. Не было пока стендовой и экспериментальной базы для отработки пороховых двигателей нужных размеров. Была опасность, что процесс проектирования не получит развития и заглохнет, тем более что Мишин и другие наши проектанты, настроенные скептически, находились в оппозиции.
Королев предпринял рискованный по тем временам, но, как говорят шахматисты, "очень сильный ход". Буквально через дней десять после выхода приказа о нашем объединении с НИИ-58 он попросил собрать в Красном зале за бывшим кабинетом Грабина всех специалистов по снарядам, порохам и баллистике. Я не был на том собрании. Позднее Садовский с воодушевлением рассказывал, что в маленький зал "набилось под сотню грабинских людей".
Королев приехал на это собрание с Садовским. Он начал с рассказа об американских "Минитмене" и "Поларисе", помахивая бумагой, на которой были расписаны их характеристики. Обращаясь к грабинским специалистам, Королев призвал их включиться в работу по созданию советских ракет на твердом топливе. Он подчеркивал, что, имея явное преимущество в жидкостных, по твердотопливным ракетам мы не только отстаем, но просто ничего пока не имеем.
Королев представил Садовского как руководителя работ и заявил, что он будет его, Королева, заместителем по этой новой тематике.
Люди Грабина, опасавшиеся после объединения с ОКБ-1 остаться без любимой работы, неожиданно увидели многообещающую перспективу для творческой деятельности. Предложение было встречено с энтузиазмом.
В течение нескольких дней были сформированы под общим руководством Садовского два отдела: проектно-конструкторский и испытаний. Вместе с Садовским и Юрасовым мы поехали к Пилюгину уговаривать его взять на себя проблемы управления. Оказалось, что Королев предварительно его уже обработал. И мы не столько уговаривали, сколько обсуждали с ним ближайшие и неотложные задачи. Не упустил случая задать трудный вопрос "на засыпку" заместитель Пилюгина - Михаил Хитрик:
- Американцы строят "Минитмены" на дальность десять тысяч массой всего 30 тонн. А вы при большей стартовой массе получаете всего две тысячи. В чем дело? Между прочим, и у них, и у вас три ступени.
Садовский уже был достаточно подготовлен, чтобы убедительно отвечать на вопрос, который не впервые задавали оппоненты.
- Американцы не врут. Им удалось разработать принципиально новое высокоэффективное топливо, которое химики называют смесевым. Наша промышленность делать заряды из такого топлива пока не умеет. По нашей инициативе исследования только начинаются. Может быть, года через два рецепты и технология для смесевых зарядов будут разработаны. А пока мы пользуемся достижениями НИИ-125. Будем применять шашки из баллистного пороха и не заливать, как это делают американцы, а вкладывать заряды в корпус ракеты, имеющей уже готовое сопло, то есть ракета уже и есть двигатель.
Тут же у Пилюгина договорились и о методах управления дальностью: на переднем днище каждого двигателя каждой ступени делаются сопла противотяги, которые вскрываются по команде системы управления с помощью детонирующего шнура. Таким образом, сразу по одной команде мы получим обнуление тяги и обеспечим точность по дальности, которая не будет испорчена импульсом последействия, который всегда имеется у ЖРД. Что касается рулей, то будем проектировать специальные рулевые пороховые двигатели, вынесенные наружу, и качать мощными рулевыми машинами. Для этого поклонимся в ножки Лидоренко, чтобы подумал о специальных батареях на большие токи.
Работы у Пилюгина начались до выхода всяких приказов также на энтузиазме.
В ноябре 1959 года пробивная сила Королева и раздражающая информация из-за океана сработали на высшем уровне. Вышло постановление правительства о разработке ракеты на дальность 2500 км с использованием зарядов из баллистных порохов с массой головной части 800кг. Ракета именовалась РТ-1. Это было постановление правительства о создании в Советском Союзе БРДД на твердом топливе, главным конструктором которой был Королев. Сразу по выходе постановления ей был присвоен индекс 8К95.
В начале 1960 года в ОКБ-1, несмотря на возмущение Мишина, над этой ракетой уже работало полтысячи человек. Во время визита в ОКБ-1 Брежнева макет ракеты был выставлен в цехе N 39 и Садовский был удостоен чести сделать доклад секретарю ЦК КПСС. По инициативе Мишина там был выставлен макет конкурирующего проекта - "пузырь" на ЖРД Исаева. Королев пошел в данном случае на уступки, желая продемонстрировать свою объективность. Сам Исаев от этого был не в восторге. "Пузырь" дальше выставки так и не пошел. РТ-1 была в необычайно короткие сроки спроектирована и запущена в производство в новой для ракетной промышленности кооперации.
Впервые технология изготовления ракеты определялась не машиностроителями, а химиками, пороховиками, специалистами тканевой технологии изготовления стеклопластиковых корпусов. Все приборное оборудование системы управления изготавливал НИИ-885, а телеметрию "Трал" поставляло ОКБ МЭИ. В моих отделах проектировались рулевые машины и система АПР - автоматического подрыва ракеты. 1961 год ушел на производство и стендовую отработку. Весной 1962 года Королев назначил Шабарова руководителем летных испытаний на Государственном центральном полигоне (ГЦП) в Капустином Яре. Председателем Госкомиссии согласился быть бессменный начальник ГЦП генерал Вознюк.
В Капъяр впервые отправились на ЛКИ трехступенчатые твердотопливные ракеты. При стартовой массе 35,5 тонны ракета была рассчитана на дальность 2500 км. Каждая из трех ступеней ракеты представляла собой механическую и огневую связку из четырех твердотопливных двигателей. Диаметр пороховых шашек каждого двигателя на первой ступени составлял 800 мм, у второй и третьей ступеней - 700 мм. Органами управления первой и третьей ступеней были поворотные двигатели, а второй ступени - аэродинамические рули.
Испытатели жидкостных ракет на полигонах считают заправку самым опасным и неприятным процессом. "Заправка" РТ-1 вызывала у испытателей восхищение. Из НИИ-125 прибывали готовые пороховые шашки, которые до закладки в корпуса каждого ракетного блока по инструкции полагалось тщательно обтереть медицинским спиртом. Вполне естественно, что аромат спирта вызывал эмоции гораздо более положительные, чем жгучие испарения азотной кислоты и надоевший запах керосина.
28 апреля 1962 года был проведен первый пуск РТ-1 - первой советской твердотопливной ракеты средней дальности.
Первый и последующие два пуска аварийно прекращались по команде разработанной нами системы АПР. Она подрывала детонирующие шнуры, которые вскрывали двигатели и "обнуляли" тягу. Выявилась потребность в доработках зарядов и системы управления.
ЛКИ возобновились только в марте 1963 года. Всего было испытано в полете девять ракет. Последний пуск состоялся в июне 1963 года. Головная часть достигла цели с отклонением вправо на 2,7 км и с перелетом по дальности 12,4км. Результаты по точности были разочаровывающими.
ВПК и командованию РВСН надо было решать: продолжать ли дальше работы по доводке РТ-1. На вооружении уже находились две ракеты средней дальности: янгелевские Р-12 и Р-14. Горячих сторонников принятия на вооружение еще одной "средней" ракеты не нашлось. К этому времени Королев и Садовский добились постановления Совета Министров об организации широкомасштабных работ по смесевому топливу.
Головной организацией по разработке смесевых топлив был определен Государственный институт прикладной химии (ГИПХ), возглавлявшийся директором и главным конструктором Владимиром Степановичем Шпаком.
Поиски рецептов и разработка технологии промышленного производства смесевых топлив развернулась "от южных гор до северных морей". Работали институты, КБ и заводы в Бийске, Перми, Москве, Ленинграде, Воткинске и подмосковном Краснозаводске. Появились новые главные конструкторы блоков первой и второй ступеней. Каждый мечтал первым выхватить перо жар-птицы! Осложнились отношения и с НИИ-125, который почувствовал, что рискует потерять ведущую роль, настаивая на продолжении работ над большими шашками баллистного пороха.
Начиная работать над новой темой, Королев проявлял иногда раздражавшую высоких чиновников широту охвата проблемы. Он не терпел принципа "начнем, а там после разберемся", которому иногда следовали весьма авторитетные деятели. С самого начала работы над новой проблемой Королев стремился привлечь как можно больше новых организаций, компетентных специалистов, поощрял разработку ради достижения одной цели нескольких альтернативных вариантов.
Такой метод широкого охвата проблемы часто приводил к тому, что "по дороге" к конечной цели решались другие, ранее не запланированные задачи.
Постановление о создании межконтинентальной твердотопливной ракеты РТ-2 может служить примером такого широкого охвата проблемы. По пути к конечной задаче решались еще две: из трех ступеней межконтинентальной ракеты составляли ракеты средней и "меньшей" дальности. Постановление от 04.01.61 года, вышедшее до окончания испытаний ракеты РТ-1 (8К95), готовилось долго. Королев терпеливо проводил сложные утомительные переговоры с новыми для него людьми и руководителями не всегда лояльных ведомств. Постановлением был утвержден и принят для реализации оригинальный проект, предусматривавший три взаимосвязанных решения по твердотопливным двигателям, дававших возможность создать три взаимодополняющие друг друга ракетных комплекса:
1. Межконтинентальный ракетный комплекс РТ-2, шахтного и наземного базирования, с трехступенчатой ракетой на твердом смесевом топливе, на дальность не менее 10 тысяч километров с инерциальной системой управления. Ракете комплекса РТ-2 первоначально предназначалась унифицированная головная часть с тем же боевым зарядом, что был разработан для Р-9 и Р-16, мощностью 1,65 мегатонн. Главным конструктором ракетного комплекса по постановлению был Королев.
2. Ракетный комплекс на среднюю дальность - до 5000 километров, наземного базирования с использованием первой и третьей ступеней 8К98. Этой ракете был присвоен индекс 8К97. Главным конструктором комплекса средней дальности был назначен главный конструктор пермского КБ машиностроения Михаил Цирульников, он же был разработчиком двигателей первой и третьей ступени для 8К98.
3. Подвижный ракетный комплекс РТ-15, на гусеничном ходу, с возможным пуском из шахт, на дальность до 2500 километров. Ракете подвижного старта был присвоен индекс 8К96. Для нее использовались двигатели второй и третьей ступеней 8К98. Головной организацией по разработке подвижного комплекса было определено ЦКБ-7, а главным конструктором - Петр Тюрин. ЦКБ-7 (вскоре переименованное в КБ "Арсенал") к началу работ по ракетостроению имело большой опыт создания артиллерийских систем для ВМФ. По всем трем ракетным комплексам Королев был председателем Совета главных конструкторов.
В процессе проектных работ выяснилось, что ракету 8К97 создавать нет смысла, так как дальность 5000 километров обеспечивалась ракетой 8К98 при перенастройке системы управления.
По эскизному проекту РТ-2 имела стартовую массу 46,1 тонны и наибольшую дальность 10 500 км. Даже в самом ОКБ-1 было достаточно скептиков, которые не верили, что на такую дальность можно построить ракету вдвое более легкую, чем Р-9. Предусматривалась установка на РТ-2 и более мощного заряда. В этом случае дальность уменьшалась до 4500 км.
Несмотря на успешные результаты институтских исследований, промышленное производство смесевого топлива нужной эффективности затягивалось. Труднейшей проблемой оказалось получение топлива высокой удельной тяги, способного в течение многих лет сохранять эластичные свойства. Одним из влиятельных противников твердотопливных ракет выступил Челомей, заявивший, что при длительном хранении в зарядах обязательно будут образовываться трещины, что сделает их непригодными для использования. Перед пуском обнаружить наличие трещин невозможно. Поэтому якобы мы рискуем "уронить" ракету с ядерными зарядами на свою территорию. Аргументы были пугающие.
Однако кипучая деятельность, которую Королев и Садовский развивали на поприще создания смесевых зарядов, давала свои плоды. Резко увеличилось число незнакомых нам ранее посетителей, заходивших в кабинет Королева по этим новым проблемам.
Королев сказал, что скоро всем нам надо будет найти время и всерьез заняться 8К98. Это и была РТ-2.
Проектные работы проводились одновременно по всему ракетному комплексу. Садовский из проектанта и разработчика все больше превращался в координатора и куратора. Реальная власть переходила к разработчикам конструкции и конкретных систем. Но боевой ракетный комплекс некоторое время не имел настоящего хозяина.
Специальных твердотопливных отделов, которыми руководили Донской и Смердов - специалисты в области артиллерийских систем бывшего НИИ Грабина, уже не хватало. Королев возложил дополнительную ответственность за конструкторские работы на "Серегу" - Охапкина, который со свойственной ему кипучей оперативностью привлек к работе конструкторов своих отделов, материаловедов Северова и технологов завода.
Трудность проектирования состояла не столько в конкретной разработке технической документации для производства, сколько в резко возросшем объеме согласований между КБ, расположенными в различных городах.
В конструкторской разработке третьей ступени Охапкину оказывал помощь главный конструктор ЦКБ-7 Тюрин. Вторую и третью ступень изготавливали на Пермском машиностроительном заводе. После долгих исследований лучшим смесевым топливом оказался так называемый бутилкаучук, предложенный бийскими пороховиками. Шахтные пусковые установки и командные пункты проектировались в Ленинграде. Комплексные электрические испытания всей ракеты проводились на нашем ЗЭМе - заводе экспериментального машиностроения - в КИСе цеха N 39.
Пилюгин развернул работу по системе управления уже на своей новой базе на юго-западе Москвы. Получив задание разработать полностью автоматизированную систему подготовки пуска с временем готовности не более трех минут, он решил захватить и необязательную для его организации тематику: СДУК - систему дистанционного управления и контроля. Эта система должна была охватить контролем, диагностикой и выдачей команд все шахты и связать командные пункты всех разрозненных районов со штабом РВСН. Различные идеи приводили к профессиональным конфликтам: у каждого разработчика были доказательства надежности своего предложения и непригодности структуры или элементной базы системы конкурента.
Двадцати дней не хватило Королеву, чтобы увидеть мягкую посадку на Луну, сорока пяти дней, чтобы убедиться, что вымпел Советского Союза достиг Венеры, и десяти месяцев, чтобы увидеть первый пуск им задуманной и созданной по его инициативе советской межконтинентальной твердотопливной ракеты. Полигонные испытания ракетного комплекса РТ-2 были начаты на ГЦП в Капъяре. Первый пуск в ноябре 1966 года был удачным.
После смерти Королева на время наступило ослабление напряжения по работе над всем ракетным комплексом 8К98. ВПК, MOM и командование РВСН настолько были загружены выполнением планов производства, строительства сотен новых ШПУ и сдачи на боевое дежурство ракетных комплексов Янгеля и Челомея, что срыв сроков начала ЛКИ по 8К98 их не очень волновал. Мишин считал, что следовало сохранить традиции Королева и для серийного производства создать самостоятельный филиал. Так Королев поступал со всеми ракетами: Р-1, Р-2, Р-5, Р-5М были переданы в Днепропетровск, Р-7 и Р-9 - в Куйбышев, Р-11 - в Красноярск, Р-11ФМ и вся морская тематика - в Миасс. Для РТ-2 также предполагалось создание филиала и ОКБ серийного производства в Горьком. Королев не успел реализовать эту идею. Однако Садовский, получив предложение взять на себя руководство филиалом в Горьком и в перспективе стать главным конструктором, восторга по этому поводу не проявил. Переезд в Горький, связанный с обустройством на новом месте, никого не соблазнял.
Садовский не скрывал своих опасений, что Мишин не будет поддерживать твердотопливную тематику и, пользуясь ее непопулярностью в еще не окрепшем новом МОМе, не будет отстаивать ее право на жизнь с той же страстью, как это делал Королев. При разработке новых двигателей на смесевых топливах осложнились отношения между Садовским и Жуковым. Жуков начал поиски новых союзников и вскоре нашел поддержку в Министерстве оборонной промышленности. Там велись работы над ракетами средней дальности под руководством талантливого ученого-изобретателя Александра Надирадзе.
Создавалась реальная опасность, что РТ-2 так и не полетит по причине потери настоящего хозяина. Однако дело зашло уже слишком далеко. Работали десятки научно-исследовательских организаций и заводов. У всех были планы, графики, обязательства и отчеты перед вышестоящими органами.
В этой критической ситуации истинно бойцовские качества проявил новый заместитель главного конструктора ОКБ-1 по испытаниям Яков Исаевич Трегуб.
Читатели моей первой книги "Ракеты и люди" помнят, что капитан Трегуб был откомандирован в распоряжение генерала Тверецкого, командира БОН - бригады особого назначения, - еще в Германии. В 1945 году в Капъяре генерал Вознюк назначил майора Трегуба начальником первой стартовой команды. Состав первого электроогневого отделения: Воскресенский, Пилюгин, Черток и Смирницкий - был в непосредственном подчинении Трегуба во время пусков.
С началом широкомасштабных работ по созданию ракетных средств ПВО недалеко от ГЦП - нашего первого ракетного полигона - начал создаваться и первый полигон для испытаний ракетных комплексов ПВО. Трегуб был переведен на этот полигон, и до 1964 года вся его жизнь была связана с разработкой и испытаниями комплексов противовоздушной и противоракетной обороны. Пройдя по ступеням военно-инженерной иерархии, участник Великой Отечественной войны, первых пусков БРДД, испытатель радиолокационных ракетных систем ПВО занял в начале 1960-х годов руководящую должность в головном НИИ средств ПВО Министерства обороны. По долгу службы он знакомился с нашими ракетно-космическими проектами и находил слабые места в системных построениях. Работа в НИИ была явно не по душе генерал-майору Трегубу.
В 1964 году после его переговоров с Королевым и Мишиным было найдено полное взаимопонимание. Королев лично обратился к Главнокомандующему Войсками ПВО страны с просьбой вернуть Трегуба в лоно ракетной техники. Маршал Батицкий согласился. Таким образом, в ОКБ-1 в последний год жизни Королева, а затем и при Мишине до 1973 года заместителем по испытаниям был генерал-майор Яков Исаевич Трегуб.
Ознакомившись с состоянием дел по РТ-2, Трегуб убедился, что над проблемами двигателей, топлив, материалов работает вполне достаточное число компетентных специалистов и Садовский обеспечивает головную роль в этой деятельности. С не растерянной со времен Капъяра энергией и энтузиазмом Трегуб принял на себя ответственность за боевой ракетный комплекс в целом, включая строительство шахт, организацию позиционных районов, систем автоматического дистанционного управления и контроля. Меня Трегуб уговорил передать ему текущие вопросы курирования системы управления полетом, радиоизмерений, прицеливания и энергообеспечения ракетного комплекса.
В аппарате министерства, обремененном многочисленными постановлениями о строительстве шахт, потребовалось создание специального "шахтоуправления". Персональная ответственность за создание ШПУ всех ракетных систем была возложена на заместителя министра Григория Рафаиловича Ударова. В его подчинении находились десятки проектных и строительных организаций.
Ударов относился к поколению комсомольцев двадцатых годов, почти начисто истребленному во времена репрессий 1937 - 1938 годов. Он сам удивлялся, что уцелел. Старейший по возрасту в МОМе руководитель организовал работы по строительству шахт в стиле ударных комсомольских строек. Проектирование ШПУ для 8К98 Ударов поручил ленинградскому ЦКБ-34, возглавляемому Шаховым.
Инициативная деятельность Трегуба, охватывавшая весь комплекс проблем, вплоть до сдачи "под ключ" первых трех ШПУ для ЛКИ со своим КП и позиционного района из десяти шахт с одним общим КП, была поддержана Ударовым. Для 8К98 не требовались никакие хранилища компонентов топлива - ракеты поступали для установки на длительное дежурство или для очередного пуска в заправленном виде. Шахтам не угрожала опасная загазованность кислородом или токсичными парами высококипящих топлив.
Еще Королеву в 1965 году довелось быть арбитром в конфликте по выбору разработчика системы дистанционного управления и контроля. Первым откликнулся на нужды 8К98 в автоматической системе контроля и управления пуском Константин Маркс. Все виды изобретенных систем и автоматики опорожнения уже летали, надо было вкладывать творческую энергию в новую область.
Маркс вместе с КБ автоматизации из Запорожья предложил свой вариант автоматической подготовки и пуска 8К98 на принципах чисто релейной техники. Возможно, что его вариант и был бы принят, но в это время к нам в гости заехал друг по Германии и Капъяру полковник Григорий Иоффе. Капитан Иоффе в Капъяре был известен не только как ведущий военный специалист по электроиспытаниям ракет, но и как фанатик тихой рыбалки на Ахтубе.
Мне всего раза три удалось за время командировок в Капъяр составить компанию Иоффе на рыбалке. Я восхищался его умением, сосредоточив внимание на поплавке, неподвижно выдерживать нападения комариных полчищ. В отличие от меня его терпение вознаграждалось уловом из благородных осетровых для замечательной тройной ухи.
Полковник Иоффе, узнав о наших заботах, развеселился и рассказал, что он служит старшим военным представителем в ОКБ Тараса Соколова, созданном при Ленинградском политехническом институте. Соколов уже разработал систему "Сигнал" - СДУК на ферритовых бесконтактных элементах.
- В Москве вы набираете код, нажимаете несколько кнопок, и по вашему желанию вылетают из шахт в одиночку или залпом ракеты выбранного позиционного района. Система по заданию Министерства обороны разрабатывается для управления пуском "соток".
Мы тут же договорились со старым другом и отправили в Ленинград к Соколову вполне компетентных и объективных специалистов Петра Куприянчика и Вячеслава Хорунова. Вернувшись, они выступили за создание системы по идеям Соколова и предложили отказаться от работ с Запорожьем. Разногласия были доложены Королеву, и он распорядился создать специальную комиссию для выбора смежника. Комиссия во главе с Трегубом при яростном сопротивлении Маркса высказалась за ленинградский вариант. Королев принял решение финансировать оба варианта и окончательный выбор сделать по результатам сравнительных испытаний.
Первые образцы аппаратуры были представлены на сравнительные испытания, когда Королева уже не было. Испытатели подтвердили преимущества ленинградского варианта, тем более что внутренняя автоматика управления, диагностики и проверки готовности каждой ракеты сопрягалась с уже разработанной Соколовым системой связи и телеуправления.
Маркс с решениями комиссии не согласился и заявил Мишину, что если предложенную им совместно с запорожским КБ систему бое
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Shin

(с) "Новости космонавтики"

РТ-1, первая ступень:





РТ-1, вторая ступень:







Удалось найти на другом снимке некое подобие крепления РДТТ второй ступени:





РТ-1, третья ступень:



Рулевой двигатель третьей ступени:





Что-то от РТ-2:


ОАЯ

В механизме управления рулевым двигателем третьей ступени коллекторный двигатель и датчик положения: концевой включатель?, проволочный резистор?, индуктивный датчик?, емкостной датчик?
Современных решений не прошу. Что было раньше?

Salo

Shin, спасибо огромное! :wink:
Корпус стеклопластиковый, а днища металлические.
Осталось упросить Ивана Сафронова разместить в теме несколько скриншотов из фильма об испытаниях РТ-1. :oops:
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

23.09.2008 23:40:40 #16 Последнее редактирование: 01.01.2013 15:30:15 от Salo
Явно третья ступень РТ-2. И корпус металлический.

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

24.09.2008 00:53:31 #17 Последнее редактирование: 01.01.2013 15:34:50 от Salo
Иллюстрации из "Энциклопедии отечественного ракетного оружия":

"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

24.09.2008 01:06:09 #18 Последнее редактирование: 01.01.2013 15:37:00 от Salo
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

Salo

Стратегические ракетные комплексы наземного базирования. Стр. 76-83:
ЦитатаЧасть 2. Ракетные комплексы второго поколения

ПЕРВЫЕ ТВЕРДОТОПЛИВНЫЕ РАКЕТЫ РАЗРАБОТКИ ОКБ-1 С.П. КОРОЛЕВА

Первые комплексы с жидкостными ракетами имели ряд недостатков: относительно невысокую боеготовность, низкий уровень защищенности пусковых установок, сложную систему эксплуатации и боевого управления, трудность транспортировки в заправленном состоянии, токсичность ряда топливных компонентов. В свою очередь, твердотопливные ракеты обладали более высокой степенью боеготовности и были проще в эксплуатации. Поэтому и в СССР, и в США были развернуты работы по созданию твердотопливных ракет.
Соединенные Штаты Америки приступили к разработке твердотопливных ракет в 1947 году. Тема была сложной, к середине 1950-х годов их первые баллистические ракеты дальнего действия (так же, как и наши) оснащались жидкостными ракетными двигателями. Только после проведения обширного комплекса теоретических и экспериментальных исследований жидкостные баллистические ракеты в США начали вытесняться твердотопливными, со временем полностью заменившими ракеты с ЖРД. К концу 1950-х годов в США были развернуты работы по созданию твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования «Минитмен» и стратегических твердотопливных ракет «Поларис» для подводных лодок.
В СССР интенсивные исследования и опытно-конструкторские работы по созданию и использованию твердотопливной техники как средства вооружения начались только в 1958 году. Идея создания твердотопливных ракетных комплексов дальнего действия принадлежит С.П.Королеву. Он считал, что жидкостные ракеты, причем только на низкокипящих компонентах топлива, должны использоваться для освоения космоса, а твердотопливные - для решения военных задач.
Разработка первой отечественной твердотопливной баллистической ракеты дальнего действия РТ-1 началась в ОКБ-1 С.П.Королева в августе 1959 года. И хотя в это время ОКБ-1 интенсивно работало по различным направлениям боевых и космических программ, Королев приступил к созданию первой баллистической ракеты большой дальности, оснащенной твердотопливными двигателями.
Ведущим конструктором ракеты был заместитель Королева И.Н.Садовский.
 
САДОВСКИЙ Игорь Николаевич
1919-1993
Окончил Московское высшее техническое училище им. Н.Э. Баумана. Доктор технических наук, профессор Один из соратников С.П. Королева. Руководитель инициативной группы в ОКБ-1 по созданию первых отечественных баллистических ракет дальнего действия (БРДД1 с ракетными двигателями на твердом топливе (РДТТ). Внес большой личный вклад в разработку и испытания комплексов межконтинентальных  ракет РТ-1 и РТ-2 с РДТТ. Комплекс ракеты РТ-2 и модифицированный комплекс РТ-2П были приняты на вооружение и стояли на боевом дежурстве, являясь одними из самых совершенных комплексов РВСН, обеспечивая поддержание ракетно-ядерного паритета.
В 1974-1982 гг. главный конструктор, первый зам. ген. директора и ген. конструктора НПО «Энергия», главный конструктор темы «Буран» головного КБ НПО «Энергия». В 1982-1990 гг. первый зам. Главного конструктора головного КБ НПО «Энергия», один из организаторов разработки и реализации проекта отечественной многоразовой космической системы «Энергия-Буран».
Лауреат Государственной премии СССР.
В ОКБ Королева была сформирована группа специалистов с задачей изучения перспектив создания твердотопливных ракет средней и межконтинентальной дальности полета с использованием уже разработанных баллиститных топлив. К июлю 1958 года ОКБ представило программу опытно-конструкторской разработки твердотопливной ракеты дальностью полета 2000 километров и исследований по выявлению возможности создания твердотопливной межконтинентальной баллистической ракеты.
20 ноября 1959 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о разработке ракеты с использованием твердотопливных зарядов из баллиститных порохов при массе полезной нагрузки около 0,8 тонны с дальностью полета 2500 км. Эта ракета под индексом 8К95 стала родоначальницей отечественных твердотопливных ракет стратегического назначения. Она получила и другое обозначение: РТ-1 - ракета твердотопливная первая.
Каждая ступень трехступенчатой ракеты РТ-1 состояла из четырех связанных в единый блок односопловых РДТТ, работавших на баллиститном твердом топливе. Сопловые блоки РДТТ устанавливались неподвижно. Заряды твердого топлива представляли собой цилиндрические одноканальные пороховые шашки с бронировкой по внутренним и внешним поверхностям. Управление полетом ракеты обеспечивалось поворотными автономными рулевыми твердотопливными двигателями на первой и третьей ступенях и аэродинамическими рулями, расположенными на второй ступени.
Б.П.Жуков создал дибутилфталатный порох и другие пороха для артиллерийских выстрелов, которые широко применялись в годы Великой отечественной войны. В 1941 году, в период эвакуации пороховых заводов, разработал специальный пироксилиновый порох и заряд для реактивных снарядов «Катюш». В 1951 году был назначен директором НИИ-125 (позже - Люберецкое НПО «Союз», ныне Федеральный центр двойных технологий «Союз»). Участвовал в создании первых отечественных твердотопливных ракет РТ-1 и РТ-2. Разработал смесевые топлива и заряды для ракет «Темп-С», «Пионер», «Темп-2С», «Тополь», «Курьер», заряды пороховых аккумуляторов давления (малогабаритный твердотопливный ракетный двигатель, с помощью которого производится минометный старт ракеты) для МБР Р-36М, МР-УР-100.
В институте, которым Жуков руководил 38 лет, были созданы единственная в мире непрерывная технология получения нитроэфиров, изготовления баллиститных пороховых масс и формования зарядов шнековым способом, первые плазменные твердые топлива, изготовлены первые в мире крупногабаритные заряды, первые ракетные корпуса из композиционных материалов, синтезирован окислитель аммоний динитронид (АДН), позволивший создать ракетные топлива, не имеющие аналогов в мире.
Важнейшим достижением Б.П.Жукова стала разработка ОПРД-1 - опытного порохового ракетного двигателя. Впервые для двигателя этого типа создали крупный заряд из баллиститного пороха: диаметр шашки составлял 1 метр. В составе пороха - нитроцеллюлоза и нитроглицерин. Именно ОПРД-1 был использован на ракете РТ-1, обладавшей огромной по тем временам дальностью - 2500 км. А летала она на порохе той же энергетической системы, что и снаряды «Катюш», но в РТ-1 на один килограмм пороха уже приходилось не 2 килограмма, как в «Катюше», а всего 150-200 граммов конструкционных материалов. Про двигатель уже нельзя было сказать, что он нес сам себя.
Постановление правительства о разработке серии ракет РТ-1, РТ-2, РТ-15 и РТ-25 на твердом топливе было принято 4 апреля 1961 года. По замыслу С.П.Королева, РТ-1 создавалась как экспериментальная ракета, а в остальных должен был быть воплощен принцип унификации маршевых двигателей межконтинентальной ракеты РТ-2 в различной комплектации, что позволило бы с минимальными затратами времени и средств разработать несколько ракет различной дальности полета на твердом смесевом топливе. Предполагалось, что дальность трехступенчатой РТ-2 будет 10000 и более километров. В РТ-15 дальности в 2000-2500 км будут обеспечиваться второй и третьей ступенями ракеты РТ-2, а в РТ-25 - дальность в 4000-4500 км - первой и третьей ступенями РТ-2. Относительно тяжелые и крупногабаритные ракеты РТ-2 и РТ-25 планировались для шахтных комплексов, более легкие ракеты РТ-15 - для подвижных грунтовых комплексов и подводных лодок.
Разработка РТ-1 5 для грунтовых комплексов проводилась в ЦКБ-7 под руководством П.А.Тюрина. Работы над РТ-25 были развернуты в СКБ-172 под руководством М.Ю.Цирульникова. Разработку РТ-15 для подводных лодок планировалось начать в СКБ-385 под руководством В. П.Макеева. Системой управления ракеты занимался Н.А.Пилюгин.
Стендовая отработка двигателей РТ-1 была успешно проведена в 1961 году. Первый испытательный пуск ракеты на полигоне Капустин Яр на промежуточную дальность с наземного стартового комплекса состоялся в марте 1962 года. Первый пуск на максимальную дальность - 28 апреля 1962 года. Летные испытания завершились в июне 1963 года. После этого работы над РТ-1 были прекращены в связи с выполнением программы экспериментов и началом создания боевых ракет на смесевом твердом топливе.

ТВЕРДОТОПЛИВНЫЕ БАЛЛИСТИЧЕСКИЕ РАКЕТЫ РТ-2 (8К98) И РТ-2П (8К98П)

Разработка трехступенчатой твердотопливной межконтинентальной баллистической ракеты РТ-2 (8К98) была начата в ОКБ-1 под руководством С. П. Королева в соответствии с постановлением правительства от 4 апреля 1961 года.
После его смерти в 1966 году работу продолжил главный конструктор В.П.Мишин. Непосредственное руководство работами по МБР РТ-2 (8К98)
осуществлял заместитель главного конструктора ОКБ-1 И.Н.Садовский.
Наиболее сложными для отечественной науки и промышленности были проблемы создания высокоэнергетического и высокоэластичного твердого смесевого топлива и крупногабаритных топливных зарядов, формуемых непосредственно в корпус двигателя и жестко скрепленных с его стенками.
Однако в полном объеме эту задачу смогли решить лишь к середине 80-х годов прошлого века в двигателях для ракет 15Ж58, 15Ж60, 15Ж61 и 15Ж65. История разработки стратегических ракет в СССР и США показала, что твердотопливный ракетный двигатель - «роскошь» и удел стран богатых, имеющих высокоразвитую науку и экономику.
Ранее нашей стране удалось создать уникальные, не имеющие мировых аналогов жидкостные стратегические ракеты как наземного, так и морского базирования и жидкостные ракетные двигатели к ним. Подтверждается это тем, что сегодня США покупают и устанавливают на свои ракеты отдельные российские ЖРД.
Смесевое твердое топливо содержит до десяти и более компонентов, основные из которых - окислитель (например, перхлорат аммония), энергетическая добавка (например, порошок алюминия) и горючее связующее вещество (полиуретан, полифурит, полибутадиен, бутилкаучук и др.), создающее из механических частиц плотную монолитную массу.
К разработке и производству первых отечественных смесевых твердых топлив приступили:
- ленинградский Государственный институт прикладной химии (ГИПХ), возглавляемый В.С.Шпаком, и завод № 6 имени Н.А.Морозова (бывший Шлиссельбургский пороховой завод);
- пермский НИИ-130 (НИИ полимерных материалов), возглавляемый Л.Н.Козловым, и Пермский завод № 98 (позднее НИИПМ и Пермский завод имени С.М.Кирова были объединены в НПО имени С.М.Кирова);
- Люберецкое НПО «Союз» (ЛНПО «Союз»), возглавляемое Б. П.Жуковым.
Позднее к работе был привлечен Алтайский НИИ химической технологии (АН И И ХТ), возглавляемый Я.Ф.Савченко.
К 1963 году в ГИПХе было создано топливо на основе связующего полиуретана, в пермском НИИ-130- топливо на основе связующего полифурита. Эти топлива не обладали требуемой эластичностью, но позволяли провести стендовую отработку двигателей всех трех ступеней ракеты РТ-2.
К 1965 году Люберецкое НПО «Союз» разработало смесевое твердое топливо со связующим низкомолекулярным полибутадиеном. Заряд этого топлива из-за низкой эластичности мог быть выполнен только в виде вкладной конструкции, что утяжеляло двигатель и снижало его надежность. Поэтому разработка этого топлива была прекращена на этапе стендовых испытаний.
К середине 1965 года Алтайским НИИ химической технологии была решена крупнейшая научно-техническая задача - впервые в СССР отработано высокоэнергетическое смесевое твердое топливо на основе связующего бутилкаучука. Это топливо позволяло создавать эффективные и надежные твердотопливные двигатели со скрепленным зарядом, и именно оно было принято в качестве окончательного варианта для первой и второй ступеней ракеты РТ-2 (8К98).
Еще более сложной оказалась проблема серийного производства крупногабаритных зарядов и стеклопластиковых корпусов. Необходимо было в кратчайшие сроки создать целую сеть заводов химической промышленности, оснащенных современным высокотехнологичным оборудованием. В результате проведенных работ и многих исследований на всех трех ступенях ракеты РТ-2 были применены твердотопливные заряды, разработанные в пермском НИИ-130. На полигоне Капустин Яр прошли первые семь испытательных пусков ракет, оснащенных этими двигателями.
И все же в окончательном варианте на первой ступени серийной ракеты 8К98 были установлены двигатели 15Д23, а на третьей - 19Д25 с твердотопливными зарядами, разработанными Алтайским НИИ химической технологии совместно с пермским СКБ-1 72 (КБ машиностроения). На второй ступени- двигатели 15Д24 с твердотопливными зарядами, разработанными Алтайским НИИ химической технологии совместно с ленинградским ЦКБ-7.

Шахтная пусковая установка одиночного старта и командный пункт 15В52 котлованного типа были разработаны в ЦКБ-34 (КБ Спецмаш) под руководством Е. Г. Рудяка и В. В.Чернецкого. Первоначально для ракеты предусматривались два типа шахтных стартовых комплексов - групповой и одиночный и железнодорожный стартовый комплекс. В ходе работ остановились на варианте размещения ракеты в шахтной пусковой установке одиночного старта. Ракетный комплекс состоял из десяти рассредоточенных пусковых установок и отдельно расположенного командного пункта.
Подъемно-транспортное оборудование ракетного комплекса разработано в КБТМ под руководством В. П. Петрова. Автономная инерциальная система управления и система дистанционного управления и контроля - в НИИ автоматики и приборостроения под руководством Н.А.Пилюгина. Окончательно система дистанционного управления и пуска была доработана в ленинградском ОКБ «Импульс» под руководством Т.Н.Соколова. В конструкции ракеты применены четыре решетчатых аэродинамических стабилизатора. Управление полетом также обеспечивали разрезные поворотные управляющие сопла твердотопливного ракетного двигателя. Сопло маршевого двигателя состояло из неподвижной и подвижной частей. Подвижная часть сопла отклонялась, меняя вектор тяги и направление движения ракеты. Разделение всех ступеней было «горячее», то есть двигатель каждой последующей ступени запускался до разделения ступеней и полного выключения предыдущего.
Была создана оригинальная конструкция шахтной пусковой установки. Ракета в пусковом контейнере подвешивалась в шахте на амортизаторах. Под ракетой была емкость с водой. При запуске маршевого двигателя первой ступени горячая газовая струя ударялась о воду. Вода закипала и превращалась в пар. Газы, образовавшиеся от работы двигателя, перемешавшись с паром, давили на днище ракеты и выталкивали ее из контейнера. Температура газов,воздействовавших на корпус ракеты, была значительно ниже, чем при обычном газодинамическом старте. Целостность контейнера при пуске обеспечивалась за счет специальных окон, через которые избыток газов истекал непосредственно в шахту, а затем - в атмосферу.
Командный пункт 15В52 для боевого стартового комплекса принят на вооружение в декабре 1968 года. КП котлованного типа был ограниченно защищен от ядерного взрыва и предполагал длительные - до трех лет - сроки строительства. Его сборка происходила на месте. Однако для своего времени это был достаточно совершенный командный пункт.
На боевую стартовую позицию ракета 8К98 доставлялась раздельно: в одном контейнере первая ступень, а в другом - состыкованные вторая и третья ступени. Сборка ракеты проводилась на боевой стартовой позиции. Ракета оснащалась моноблочной ядерной отделяемой в полете головной частью. МБР РТ-2 была показана на военном параде в Москве 9 мая 1965 года.
Первый успешный пуск первой советской твердотопливной МБРпроведен 26 февраля 1966 года. В дальнейшем испытания были перенесены на новый полигон, 53-й НИИП, в Плесецк, где для РТ-2 уже построили стартовые комплексы. В октябре 1968 года программа испытаний завершилась. К моменту принятия ракеты на вооружение в Плесецке было проведено 18 испытательных пусков. В ходе летно-конструкторских испытаний использовались ракеты с двигателями, снаряженными серийными твердотопливными зарядами.
Серийное производство МБР 8К98 началось в 1966 году в цехах специального производства Пермского машиностроительного завода имени В.И.Ленина (завод № 172). В сентябре 1967 года спецпроизводство завода было выделено в филиал, преобразованный 6 октября 1967 года в Пермский завод химического оборудования (ПЗХО). На ПЗХО выпускались ракета РТ-2, двигатели первой и третьей ступеней 15Д23 и 15Д25, головная часть 15Ф1.
18 декабря 1968 года комплекс с межконтинентальными баллистическими ракетами на твердом топливе 15П098 был принят на вооружение, а в 1971 году первый полк, вооруженный этими ракетами, поставлен на боевое дежурство.
К сожалению, ракета 8К98 по своим тактико-техническим характеристикам и боевой эффективности не только значительно уступала американским «Минитменам», но и серьезно отставала от жидкостных ракет, развернутых в то время в Советском Союзе. В середине 1970-х годов началась модернизация комплексов с заменой ракет 8К98 на более совершенные изделия 8К98П.
Решение о создании модернизированной ракеты РТ-2П, оснащенной комплексом  средств  преодоления ПРО противника, было принято правительством 18 декабря 1968 года в связи с разработкой Соединенными Штатами системы противоракетной обороны и с целью улучшения тактико-технических характеристик ракеты РТ-2. Научное руководство проектом осуществлял главный конструктор ЦКБЭМ В.П.Мишин. Впоследствии работы по модернизации были переданы в ЦКБ-7 (главный конструктор П.А.Тюрин),
К тому времени коллектив ЦКБ-7 накопил достаточный опыт экспериментальной отработки элементов конструкции и двигательных установок твердотопливных ракет на смесевых топливах, разработанных в ГИПХ, АНИИ ХТ, ЛНПО «Союз», НПО имени С.М.Кирова. Была создана и прошла летные испытания двухступенчатая твердотопливная ракета РТ-15. Все это позволило ЦКБ-7 в течение трех лет разработать и поставить на вооружение трехступенчатую межконтинентальную баллистическую ракету РТ-2П (8К98П). По своим массо-габаритным и геометрическим   характеристикам ракета была аналогична ракете РТ-2, но по тактико-техническим характеристикам значительно превосходила последнюю.
Впервые на твердотопливной МБР был внедрен комплекс средств преодоления ПРО противника. Он обеспечивал в полете радиомаскировку и искажение радиолокационных характеристик головной части, программированный увод отработанной третьей ступени ракеты, выброс многочисленных комбинированных ложных целей.
За счет повышения энергетических характеристик твердотопливных ракетных двигателей дальность стрельбы была увеличена на 400 км. Более чем в 2,5 раза расширен сектор стрельбы с дистанционным выбором одной из двух целей. При пусках на максимальную дальность точность стрельбы повысилась более чем на 20%. Ракета несла головную часть с более мощным ядерным зарядом при меньшей массе. Предусматривалась возможность размещения на ракете разделяющейся головной части с восемью боевымиблоками.
Ракета РТ-2П была оснащена маршевыми твердотопливными двигателями 15Д23П первой ступени, 15Д24П второй ступени и 15Д94 третьей ступени. Двигатели первой и третьей ступеней разработаны в пермском КБ машиностроения, двигатель второй ступенив ленинградском ЦКБ-7; заряды двигателей трех ступеней - в Алтайском НИИ ХТ под руководством Я.Ф.Савченко. Топливо двигателя третьей ступени на основе полифурита было заменено топливом на основе бутил-каучука, что делало возможным более длительный срок хранения. При этом стартовая масса модернизированной ракеты не изменилась и составила 51 тонну.
Состав смежников, участвовавших в создании МБР РТ-2, сохранился и при работе по новой теме. В НИИ автоматики и приборостроения под руководством Н. А. Пилюгина на базе прецизионной гироплатформы с троированными поплавковыми акселерометрами и вычислительной машины была разработана усовершенствованная автономная инерциальная система управления ракеты, обеспечивавшая более высокую надежность системы управления и круговое вероятное отклонение головной части от цели менее 1500 метров. Таким образом, точность ракеты 8К98П практически достигла точности попаданияв цель ракет с ЖРД. Новый, более компактный ядерный боезаряд был разработан во Всесоюзном НИИ экспериментальной физики (Арзамас-16) под руководством С. Г.Кочарянца; комплекс средств преодоления ПРО «Береза» - в ЦНИРТИ. Состав ракетного комплекса, наземного технологического оборудования, конструкция шахтных пусковых установок и командного пункта остались от предыдущего РК без изменений.
Изготовление опытных образцов ракеты велось на Ленинградском машиностроительном заводе «Арсенал». В 1969 году, после ввода в эксплуатацию сборочно-комплектовочной базы, к серийному производству ракеты и двигателей первой и третьей ступеней (15Д23П и 15Д94) приступил Пермский завод химического оборудования (ПЗХО). Серийное производство ракет на ПХЗО осуществлялось до 1981 года.
Первый испытательный пуск 8К98П состоялся 16 января 1970 года на 53-м НИИП (Плесецк). Всего по программе летно-конструкторских испытаний было проведено 15 пусков. Испытания ракеты завершились в январе 1972 года. 28 декабря 1972 года комплекс с МБР 8К98П был принят на вооружение и заменил 8К98.
Наибольшей численности - 60 ПУ - группировка   ракет   РТ-2П  достигла в 1973 году.
С момента принятия на вооружение и до 1987 года включительно ракеты проходили послегарантийную эксплуатацию по различным исследовательским программам  Министерства  обороны СССР. Программы завершались испытательными пусками ракет с полигона Плесецк. Пуски неизменно подтверждали высокую надежность ракеты, в том числе и при сроках эксплуатации от 15 до 17 лет (первоначально гарантийный срок службы ракеты был определен в семь лет). Твердотопливные двигатели сохраняли работоспособность и после 18,5 лет
эксплуатации.
В 1990 году РТ-2П начали снимать с боевого дежурства. Двигатели всех трех ступеней ликвидировались методом огневых испытаний. В 1994 году ракетный комплекс был снят с вооружения по условиям договора СНВ-1. Всего за период испытательных и учебно-боевых пусков по 1994 год включительно было запущено на промежуточные и полные дальности около 100 ракет.
В первой «твердотопливной» ракетной дивизии был поставлен на боевое дежурство и первый в СССР мобильный РК с МБР «Тополь». Это произошло в 1985 году, задолго до начала ликвидации 8К98П.Новая ракета по основным характеристикам уже не уступала американским «Минитменам», а с учетом подвижности комплекса и превосходила их по боевой эффективности.
РТ-2 и РТ-2П - первые серийные твердотопливные МБР положили начало более совершенным твердотопливным баллистическим ракетам наземного и морского базирования - «Пионер», «Тополь», «Тополь-М», «Молодец», «Курьер», Р-39.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"