Кит Борис Владимирович - 100 лет со дня рождения!

Автор wolf, 24.03.2010 03:16:42

« предыдущая - следующая »

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

wolf

Эта фамилия почти у всех вызовет недоумение.
Еще более удивительно то, что Борис Владимирович Кит собирается встретить свой самый круглый День рождения.
Ниже небольшая информация о нем, основанная на моей статье почти 10-летней давности.


Картина Владимира Мельникова "Академик Борис Кит" (ниже)


СРЫВАЯ ПЕЛЕНУ ЗАБВЕНИЯ...
Борис Кит (Кита) родился 6 апреля 1910 года в Петербурге в семье белоруса, служащего Министерства почт и телеграфов. В 1918 году семья переехала в Беларусь, на родину отца в деревню Огородники (сейчас в составе городского поселка Кореличи Гродненской области). С 14 лет учился в местной польской школе, затем - в Новогрудской белорусской гимназии, которую окончил в 1928 году. Кстати, в гимназии в те годы преподавал неординарный человек - Язэп Дроздович. Это был не только учитель, но и краевед, писатель, великолепный художник-график (сам, например, уникально оформил свою книгу по астрономии «Нябесныя беги»).
В 1928 году Борис был зачислен на физико-математический факультет Виленского университета им.Стефана Батория, где в 1933 году получил степень магистра математики. С 3-го курса университета он стал преподавать математику в Виленской белорусской гимназии, а в 1939 году стал ее директором.
Когда в 1939 году Виленщина отошла от Беларуси к Литве, Кит вернулся в Новогрудок. Он добился открытия Новогрудской белорусской гимназии (закрытой поляками) и был назначен ее директором. Способности Бориса оценили: его назначили школьным инспектором Барановичского округа. При его участии открылись сотни начальных и несколько десятков средних школ. Одновременно Б.Кит преподавал математику в Барановичском учительском институте. Однако вскоре началась война.
В 1941 году в семье Бориса и Нины Корсак родился сын.
Во время немецкой оккупации Кит преподавал в школе деревни Лебедево под Молодечно, был директором учительской семинарии в Поставах. По подозрению в связях с партизанами Борис Кит был арестован СД и больше месяца провел в тюрьме. От расстрела его спасли бывшие ученики. Несмотря на это, в 1943 году он стал директором торговой школы в Молодечно, добившись разрешения на ее открытие. Ученики в ней тайно получали не только профподготовку, но и знания по истории и культуре Беларуси. Борис пытался преобразовать школу в административно-торговый институт, тайно ведя обучение по соответствующей программе. Об этом узнали немецкие власти, и Кит вновь оказался на грани ареста. Он не торопился закрывать свой вуз, и студенты смогли закончить курс обучения. Ученики вспоминали: «В школе полностью отсутствовала какая-либо политизация.... Каждый из нас понимал, что немцы должны быть изгнаны с нашей земли. Не понимали мы тогда, как нелегко было нашему директору, над ним нависла смертельная угроза не только со стороны оккупантов, но и от своих».
Опасаясь преследований советских властей, Борис покинул Белоруссию. В 1944 году он вместе с семьей выехал в Германию, в баварский город Оффенбах-Линдау, затем в Мюнхен. Там, в украинской национальной гимназии три года преподавал математику, а сам одновременно учился на медицинском факультете Мюнхенского университета (1945 - 1948 годы).
В конце 1948 года Кит приехал в американский городок Саут-Ривер, где устроился на работу в фармацевтическую фирму, а также помогал землякам. В 1950 году переехал в Лос-Анджелес, где работал химиком в различных фирмах.
С середины 1950-х годов начинается научная деятельность Кита в области космонавтики. В течение 25 лет он работал в области космических исследований в США, в качестве математикаи системного аналитика участвовал в разработке важнейших программ развития межконтинентальных ракетных систем. Кит трудился в известной американской фирме «North American Aviation» (позднее это «Rockwell International»), которая работала над наиболее известными американскими космическими программами, начиная от первых стратегических межконтинентальных систем, таких как крылатая ракета «Navaho», до лунного проекта «Apollo» и космического челнока «Space Shuttle».
С 1958 года Борис Кит работал в отделе космонавтики Министерство воздушных сил США. Одновременно был государственным советником, экспертом по развитию международной, в основном советской, космонавтики. В 1960 году стал автором первого в истории науки учебника по топливу для ракетных систем, положительно оцененного во всем мире. В 1964 году в соавторстве с Ф.Ордвеем выпустил книгу «История и современное состояние советской астронавтики».
С 1963 года Кит - в отделе космонавтики International Telephone and Telegraph Corporation (ITT). В это время американцы готовились к пилотируемому полету на Луну, и Кит внес существенный вклад в математическую разработку средств связи.

Позже Кит работал в Наиональном бюро стандартизации, Министерстве коммуникаций США, исследуя методы повышения эффективности административной деятельности с помощью математики. Кроме того, преподавал математику на вечернем факультете Мерилендского университета.
В 1972 году Кит переехал в Германию, во Франкфурт-на-Майне (где проживает и сейчас), стал работать профессором математики Европейского отделения Мерилендского университета. Начал работу над докторской диссертацией. Ее тема - жизнь и деятельность одного из выдающихся математиков XX века Антона Зигмунда. В 1982 году на ученом совете Регенсбургского университета Борису Киту была присвоена ученая степень доктора философии в области математики и истории науки. Диссертация вышла отдельной книгой.
Начиная с 1958 года Б.Кит был постоянным делегатом всех международных когрессов по астронавтике, где выступал с докладами и сообщениями.
Его вклад в науку был неоднократно отмечен. Он является старейшим членом Американского астронавтического общества, членом директората Немецкого астронавтического общества, членом Комитета Международной академии астронавтики в Париже, академиком и вице-президентом Международной академии наук Евразии, заслуженным профессором Мерилендского университета. На торжественном заседании Международной академии астронавтики 3 октября 1991 года Б.Киту был вручен диплом академика.
В стену Капитолия замурована «капсула времени» с именем белоруса, которую вскроют через 500 лет. Этого символа признания удостаиваются в США только люди, имеющие особые заслуги перед страной.

Несмотря на солидный возраст, Борис Кит в 1990-е годы несколько раз посетил Беларусь. В 1994 году он был избран почетным доктором наук Гродненского государственного университета имени Я.Купалы.

wolf

Далее приведу материалы ряда авторов. Будьте снисходительны к отдельным ошибкам в содержании - писали обычные журналисты и люди других специальностей, весьма далекие от космонавтики.

Борис Кит с правнуком Маршалом (ниже)

http://belniva.by/index.php?option=com_content&task=view&id=11260&Itemid=43
Интересно знать
Первые шаги по Луне
06 Февраль 2010
Сергей ЧИЧИЛОВ, «БН»
В знаменитой экспедиции на самый известный спутник Земли участвовал и белорус
 
20 июля 1969 года в 22 часа 56 минут по времени Восточного побережья США член команды спускаемого модуля «Аполлон-11» астронавт Нил Армстронг ступил на поверхность естественного спутника Земли. «Это маленький шаг для человека, но огромный шаг для всего человечества», -- произнес он тогда ставшие впоследствии знаменитыми слова. Помог же (вместе с другими учеными) ему сделать этот «маленький шаг» белорусский эмигрант Борис Кит. Ему, создателю топлива для ракеты «Сатурн-5», доставившей космический корабль «Аполлон-11» на спутник Земли, в нынешнем году исполняется 100 лет.
Сегодня имя Бориса Кита известно во всем мире. Наш выдающийся соотечественник -- ученый с поистине широким кругозором. Он и математик, и физик, и химик, и доктор философских наук в области математики и истории науки. Но наиболее широко он все-таки известен своим участием в реализации космической программы США. Надо сказать, что Борис Кит был неоднократно отмечен за весомый вклад в развитие мировой науки. В Беларуси он -- почетный доктор наук Гродненского государственного университета имени Янки Купалы и почетный гражданин Новогрудка, в историко-краеведческом музее которого известному соотечественнику посвящена целая экспозиция. В ней представлены личные вещи ученого, его публикации, фотоснимки, награды...
Кроме того, на здании Новогрудской школы № 1 в 1940 -- 1941 годах установлена мемориальная доска в честь Бориса Кита. И неспроста: наш соотечественник, оказывается, был ее директором. Правда, тогда она именовалась не школой, а Новогрудской гимназией, которую Борис Кит сам же успешно окончил в 1928 году.
Вот что рассказывает о нашем известном соотечественнике директор Новогрудского историко-краеведческого музея Тамара Вершицкая:
-- Борис Владимирович родился 6 апреля 1910 года в Петербурге в семье служащего Министерства почт и телеграфов, белоруса по национальности. После Октябрьской революции, в 1918 году, семья переехала на родину отца в деревню Огородники Гродненской области (сегодня это уже часть городского поселка Кореличи). Там Борис Кит оканчивает местную польскую школу и в сентябре 1926 года поступает в 6-й класс Новогрудской белорусской гимназии. Через два года, по результатам экзаменов, его зачисляют на физико-математический факультет Виленского университета им. Стефана Батория, который он с успехом оканчивает в 1933 году. Примечательно, что, являясь студентом 3-го курса университета, Борис Кит уже работал преподавателем математики в Виленской белорусской гимназии.
Это были очень неспокойные времена. В 1937 году в Польше нападки на все белорусское достигли такого уровня, что преподаватели гимназии вынуждены были делегировать нескольких своих коллег в Варшаву, чтобы там донести до властей положение белорусов. В числе трех делегатов, которые должны были ехать, оказался и Борис Кит...
В польской столице представителей Виленской белорусской гимназии ожидал холодный прием. Чиновники различного уровня молча выслушивали жалобы и почти сразу же старались отделаться от непрошенных гостей. Даже в Министерстве образования не хотели ничего и слышать про белорусов...
У делегатов, возвращавшихся обратно ни с чем, были тяжелые предчувствия. И они оправдались. Вначале от работы был освобожден директор гимназии, а затем на его место назначили нового, который в конце концов добился того, что учебное заведение закрыли.
После освобождения территории Западной Беларуси в 1939 году Борис Кит вместе с учениками вернулся в родные места. Будучи деятельным по натуре, там он приложил немало усилий, добиваясь возобновления работы закрытой еще в 1934 году белорусской гимназии в Новогрудке (о ней, ныне Новогрудской СШ № 1, уже говорилось выше).
Советская власть по достоинству оценила организаторские способности деятельного преподавателя. Бориса Кита, который в то время возглавлял Новогрудскую гимназию, одновременно назначили школьным инспектором Барановичского округа. В результате в течение года в Беларуси открылись сотни начальных и несколько десятков средних школ. В это же время Борис Кит начал преподавать математику в Барановичском учительском институте. Однако его плодотворную работу прервала Великая Отечественная война.
В годы фашистской оккупации Борис Кит, несмотря на все трудности, не оставил просветительское поприще. Уехав после женитьбы в деревню Лебедево под Молодечно, он стал работать директором учительской семинарии в Поставах. В то время как немецкие власти разрешали получать образование белорусам лишь в пределах четырех классов начальной школы, он смог добиться открытия в Молодечно торговой школы, которую затем превратил в административно-торговый институт.
За время оккупации гитлеровцы несколько раз арестовывали Бориса Кита по подозрению в связи с партизанами. Больше месяца ему пришлось просидеть в тюрьме. От расстрела преподавателя спасли бывшие ученики.
Еще раз жизнь Бориса Кита оказалась под угрозой, когда немецким властям стало известно, что вместо узкопрофессионального образования его студенты получают знания по институтским программам. В результате институт закрыли, а ученому пришлось покинуть Беларусь... После долгих скитаний в 1948 году Борис Кит переехал на постоянное место жительства в США. Там он работал химиком в фармацевтических компаниях Нью-Джерси и Калифорнии.
...В конце 50-х годов прошлого века первые запуски советских спутников произвели на американцев неизгладимое впечатление. В США стала спешно развиваться национальная аэрокосмическая программа. НАСА были переданы несколько научно-исследовательских центров, лаборатория реактивного движения, крупные испытательные комплексы и специализированные производства. К декабрю 1962 года численность этой государственной организации составляла уже свыше 25 тысяч человек, из которых более девяти тысяч были дипломированными научными работниками и инженерами. Главная задача НАСА -- выполнить намеченную президентом США Джоном Кеннеди программу по высадке человека на Луну.
В это время по счастливой случайности Борис Кит попадает в компанию North American Aviation, которая как раз и занималась ракетными проектами. Так началась его долгая плодотворная научная деятельность в области космонавтики. Непосредственно ему пришлось заниматься разработкой жидкого водородного топлива для космического корабля «Аполлон». Впоследствии Борис Кит рассказывал, что воспользовался одной особенностью этого химического элемента. Оказалось, что жидкий водород имеет способность быстро испаряться, но при этом он всегда находится в двух состояниях -- арта-водород и пара-водород. Причем арта-водород обладает способностью самостоятельно переходить в пара-водород, выделяя в процессе огромное количество тепла. Вот это обстоятельство и привлекло внимание ученого...
После долгих опытов в конце 1962 года новый двигатель на водородном топливе был уже готов к огневым стендовым испытаниям... Результаты превзошли все ожидания.
Выступая перед Конгрессом в 1963 году, президент США Линдон Джонсон сказал: «...в конце нынешнего года США разработали более мощные ракеты, чем имеются в данный момент у Советского Союза. Новый водородный двигатель J-2, предназначенный для второй ступени ракеты-носителя «Сатурн-5», успешно прошел заводские испытания, начались первые поставки этих двигателей. Окончательно сняты все сомнения в выборе типа ракеты для лунной экспедиции...»
В 1985 году в СССР вышла в свет энциклопедия «Космонавтика» под редакцией известного советского «ракетного» академика Валентина Глушко. В статье «Жидкостный ракетный двигатель» он писал: «При равной стартовой массе ракетоносителя они (двигатели на жидком водороде) способны вывести на околоземную орбиту втрое больший полезный груз, чем использующиеся у нас кислородно-керосиновые ЖРД...».
Четверть века проработал Борис Кит в области космических исследований. Он активно сотрудничал с такими известными людьми, как немецкий ракетчик Вернер фон Браун, основоположник современной аэродинамики Теодор фон Карман, Вернер Гейзенберг, второй после Альберта Эйнштейна, отец квантовой механики, Герман Оберт, один из пионеров ракетостроения и комонавтики. Работал Борис Кит и с советскими учеными. В 1960 году именно ему американское правительство доверило сопровождать пятьдесят самых известных советских ученых, приехавших на атомный конгресс в Рочестер...
В 1960 году Борис Кит в соавторстве с Ивередом Дугласом издал первый в истории науки учебник по топливу для ракетных систем. Книга быстро разошлась по всему миру и получила множество хороших откликов. В 1964 году вышел в свет очередной бестселлер Бориса Кита, написанный им в соавторстве с Фредериком Ордвеем -- «История и современное состояние советской астронавтики»...

После выхода в 1972 году на пенсию, Борис Кит переехал из США в Германию и поселился во Франкфурте-на-Майне. Стал работать профессором математики Европейского отделения Мерилендского университета. В этот период он приступил к работе над докторской диссертацией. Ее тема -- жизнь и деятельность одного из выдающихся математиков XX века Антона Зигмунда...
В начале 90-х годов прошлого века, после падения «железного занавеса» Борис Кит впервые за полвека приехал в Беларусь. В последние годы, несмотря на свой солидный возраст, он еще несколько раз приезжал на Родину. После одного из его визитов известная белорусская писательница и литературовед Лидия Савик написала о знаменитом соотечественнике две книги: «Вяртанне» и «Космас беларуса». К сожалению, еще раз приехать на Родину у почти столетнего юбиляра уже вряд ли получится. Но, несмотря на это, Борис Кит по-прежнему любит Беларусь и прикладывает большие усилия, чтобы сделать для нее что-либо полезное.
Сегодня многие называют Бориса Кита «гражданином мира». Его имя, наряду с именами лучших ученых мировой космонавтики, есть в послании потомкам, заложенном в «капсулу времени». Замурованную в стене американского Капитолия, ее должны вскрыть только через 500 лет. Такого почетного жеста в США удостаиваются лишь люди, имеющие особые заслуги не только перед страной, но и перед всем человечеством.

wolf


http://7days.belta.by/7days.nsf/last/D7970A6A6332134E42256B9C0057F785?OpenDocument
БЕЛАРУСЬ: ИМЯ В ИСТОРИИ
2002 год
ОН ИСКРЕННЕ ВЕРИЛ В СВОЮ СВОБОДУ
Ольга МЕЩЕРЯКОВА
6 апреля исполнилось 92 года со дня рождения выдающегося соотечественника Бориса Кита. Математик, физик, химик, доктор философских наук в области математики и истории науки, академик Международной академии астронавтики, почетный член обществ и комитетов в области астронавтики США, Франции, Германии - все эти должности и звания принадлежат одному и тому же человеку, о котором сегодня и пойдет речь.
Поразительно, но имя его стало известно в Беларуси только недавно, благодаря книге Лидии Савик «Космас беларуса. Жыццяпiс Барыса Уладзiмiравiча Кiта, асветнiка, вучонага, патрыёта». Так что мы едва ли не последними узнали о человеке, который, по его словам, делал все для славы своей родины.
Известно, что отец Бориса Владимировича еще в начале прошлого века уехал в Санкт-Петербург из деревни Огородники Кореличского района. Там он женился на Ксении Зуровой, и 6 апреля 1910 года у них родился сын. В Беларусь Борис попал в 1918 году вместе с матерью. Так решил отец, ведь жить в Петербурге после революции стало очень трудно. В 1926 году мальчик поступает в шестой класс Новогрудской белорусской гимназии, где ведет поэтический кружок, который сам и открыл, потому как почувствовал тягу к стихосложению. В гимназии он пишет реферат о творчестве Шатобриана на его родном языке. Юный Борис в совершенстве владел французским, а также польским языками. Затем изучил английский, немецкий и украинский. Много позже он назовет себя«ходячим свидетелем века», потому что каким только событиям, вошедшим в учебники истории, не был он очевидцем.
Борис Кит - участник борьбы против полонизации, осуществляемой польским правительством на территории нынешней западной Беларуси в конце двадцатых - начале тридцатых годов XX века, когда последовательно и методично уничтожались белорусские школы и гимназии. К 1934 году осталась лишь Виленская, где преподавал математику Борис Кит. Но к началу учебного 1939 года и туда пришел приказ министра просвещения перевести преподавание на польский язык. В это время началась Вторая мировая война. После того как Красная Армия заняла восточную Польшу вместе с Вильней, Борис Владимирович становится директором белорусской гимназии.
Война, изменяя ход истории, существенно влияла на человеческие судьбы. Но Кит не менял свои убеждения. Уже в должности окружного инспектора Барановичского округа продолжал просветительную работу. На оккупированной территории, где немецкие власти разрешали получать образование белорусам лишь в пределах четырех классов начальной школы, он добивается открытия в Молодечно торговой школы. А затем превращает ее в административно-торговый институт.
Борис Кит жил словно бы вне времени, занимаясь только работой, только наукой и просвещением. Он никогда не принадлежал ни к каким политическим партиям и движениям, оставаясь независимым, как и должно Человеку, призванному совершать открытия. Кстати, есть данные, согласно которым Борис Владимирович некоторое время провел в Глубокской и Вилейской тюрьмах в ожидании расстрела, оттого что немцы заподозрили его в связи с партизанами.
Еще раз жизнь его оказалась под угрозой, когда немецким властям стало известно, что вместо узкопрофессионального образования студенты Бориса Кита получают знания по институтским программам. Институт был закрыт.
И тогда ученый принимает решение покинуть Беларусь, чтобы спасти себя и свою семью. Волею судьбы Борис Кит попадает в Америку, где обширные знания нашего земляка пригодились в фирме, занимающейся созданием почти всех американских космических и аэронавтических проектов. Четверть века Кит проработал в области космических исследований. Он, одновременно математик, химик и физик, работал над проблемой использования жидкого водорода для системы «Навахо». Создал первый в истории науки учебник по всем возможным видам топлива для ракетных систем! На его топливе летают «Аполлон» и «Шаттл».
Как известно, после запуска первого советского спутника Соединенные Штаты также активизировали свою деятельность в этой области. Бориса Кита переводят в Вашингтон (1958 год), в отдел космонавтики министерства воздушных сил США. Там он занимался математической разработкой методов связи при полетах на Луну. Выйдя на пенсию, ученый переехал в Европу и в 1972 году обосновался во Франкфурте-на-Майне. Он стал преподавать в филиале Мэрилендского университета, защитил докторскую диссертацию о жизни и деятельности величайшего математика XX века Антона Зыгмунда. В октябре 1991 года в отеле «Хилтон» в Оттаве на торжественном заседании Международной академии астронавтики совместно с Королевской академией Канады Борису Киту был вручен диплом академика Международной академии астронавтики. Это был момент славы, всеобщего признания.
И только белорусы все еще ничего не знали о выдающемся ученом современности...
Говорят, когда Борис Кит получил сигнальный экземпляр книги Лидии Савик о себе, изданной на Родине, то заплакал от счастья. В ту минуту это было для него важнее всех наград и званий. Борис Владимирович является почетным членом многих академий и научных обществ мира. Но даже это, как сказал нам ученый секретарь отделения гуманитарных наук и искусств НАН Беларуси Василий Левкович, некоторые наши ученые ставят под сомнение. «В мире полно псевдоакадемий, не имеющих отношения к науке!» - утверждают они. И даже не признают (о чем нам сказал один из сотрудников Института истории) Бориса Кита... физиком! Не по этим ли причинам Национальная академия наук не считает Бориса Кита ни своим почетным, ни иностранным членом. К слову сказать, пару лет назад в стенах НАН велись споры о вкладе в науку соотечественника, покинувшего Родину. К счастью, благодаря переменам, произошедшим в нашем сознании, мы наконец поняли, что человеческая жизнь ценнее любых идеологий и догм.
Как--то в одном из интервью Борис Кит сказал: «В истории и философии есть положение, согласно которому только свободный человек имеет возможность реализовать себя и свои способности. Только свободный человек может быть творцом. Раб делает лишь то, что ему приказывают». Он искренне верил в свою свободу и, раскрепощая дух, творил. Во имя Беларуси, которую не забывал никогда.
P.S. Как нам стало известно, в скором времени в журналах «Полымя» и «Неман» выйдут беседы Василя Быкова с Борисом Китом. По уверениям издателей, это будет откровенный разговор о судьбах и времени литератора и ученого, двух «китов» XX века.

wolf


http://dossier.bymedia.net/index.php?Mode=Publication&PersonID=2354&Publ=32132
БелаПАН.
2004-06-07
Александр ХИЛИМОН, БелаПАН.
В ГЕРМАНИИ ВЫХОДИТ КНИГА ВОСПОМИНАНИЙ БЕЛОРУССКОГО УЧЕНОГО БОРИСА КИТА
Гродно, 7 июня. В Германии подготовлена к изданию книга воспоминаний известного белорусского ученого Бориса Кита, который сейчас живет во Франкфурте-на-Майне. Имя академика Международной академии астронавтики, вице-президента Международной академии наук Евразии, заслуженного профессора Вашингтонского Мерилендского университета, доктора философии в области математики Бориса Кита хорошо известно в научных космических кругах. Он исследовал возможность использования жидкого водорода для полетов в космос, а затем издал первый в мире учебник по всем возможным видам ракетного топлива. Его имя вложено в "капсулу времени" известнейших ученых астронавтики, которая хранится в библиотеке Роберта Говарда (США) и будет открыта через 500 лет. Детство ученого прошло в деревне Огородники Кореличского района Гродненской области. Сейчас эта деревенька слилась с райцентром Кореличи. В телефонном разговоре с корреспондентом БелаПАН Борис Кит сообщил, что книга называется "Тернистый путь". Она дорога ученому еще и тем, что записывал его воспоминания Василь Быков -- это происходило летом 2001 года. Книга состоит из 12 глав, в которых рассказано обо всех важнейших событиях в жизни знаменитого ученого. К тому же написана она на великолепном белорусском языке, на котором до сих пор разговаривает Борис Кит. На вопросы относительно существования внеземных цивилизаций и на каком именно топливе земляне полетят на Марс, Борис Кит ответил: у него недостаточно информации, чтобы подтвердить или опровергнуть присутствие в космосе инопланетян. Что же касается топлива, то, возможно, это будет жидкий водород или ракетное топливо, а возможно, другое, более сильное, которому еще предстоят лабораторные исследования.

wolf


http://museum.grsu.by/cgi-bin/museum.cgi?path=archive&year=2009&month=03
2009 год
Почётныму доктору наук Гродненского государственного университета имени Янки Купалы Борису Киту 99 лет

Кит, Борис Владимирович -- всемирно известный учёный в области астронавтики, математик, физик, химик, доктор философских наук в области математики и истории науки, заслуженный профессор Мэрилендского университета (США), академик Международной академии астронавтики, старейший член Американского общества астронавтики, почётный член Британского межпланетного общества, член комитета международной Академии астронавтики (Париж), обладатель золотой медали имени Оберста, многих престижных международных премий. Является почётным доктором наук Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, Почётным гражданином Новогрудка (Гродненская область), в котором имеется посвящённая ему экспозиция. Новогрудский музей хранит около 600 экспонатов, переданных Борисом Китом -- его личные вещи, публикации, фотоснимки, награды.
Борис Кит (его отец также носил фамилию «Кита») родился 6.04.1910 года (по новому стилю) в Петербурге в семье служащего Министерства почт и телеграфов, белоруса по национальности, а по др. данным -- в дер. Огородники Кореличского района Гродненской области. Многие называют учёного «гражданином мира».

wolf


http://archives.gov.by/index.php?id=735916
...В начале 1990-х гг. Б. Кит впервые за полвека приехал в Беларусь. В последние годы, несмотря на солидный возраст (6 апреля 2002 года ему исполнилось 92 года), приезжал в Беларусь несколько раз. Он избран почетным доктором наук Гродненского государственного университета имениЯнки Купалы (1994 г.). Белорусская писательница и литературовед Лидия Савик написала о знаменитом соотечественнике две книги: "Вяртанне" и "Космас беларуса".
Работа по сбору документов, касающихся Бориса Владимировича Кита, была начата осенью 1993 года в Белорусском государственном архиве научно-технической документации (БГАНТД). В 1994-1995 гг. в результате переписки была получена от Б. Кита часть его архива (статьи, доклады, документы биографического характера). Из Новогрудского историко-краеведческого музея, где имеется архив Б. Кита, переданы статьи, научные работы, письма, докторская диссертация. Ряд документов собран непосредственно сотрудниками БГАНТД (статьи о Б. Ките, книга "Вяртанне").
На нашем сайте размещены сведения о документах, хранящихся в БГАНТД в личном фонде Б. Кита (№ 175, опись №1), состоящем из 54 дел. Представлено 150 документов. Даты создания: 1928, 1932-1936, 1939, 1960, 1970-1995. Указано 568 страниц документов архивных дел...

wolf



На сайте http://ru.wikipedia.org/ указано также:
...Многие называют учёного «гражданином мира». Борису Киту посвящено стихотворение Ольги Ипатовой «Настаўнік» («Учитель»), две книги белорусской писательницы Лидии Савик «Вяртанне» («Возвращение») и «Космас беларуса» («Космос белоруса»), картина Анатолия Кривенко «Борис Кит и Василь Быков» и др. произведения. Василь Быков написал «Аповяды Барыса Кіта, расказаныя ім самім» («Повествования Бориса Кита, рассказанные им самим»). Знаменитый писатель помогал знаменитому учёному писать биографию...
...«Рабочей группой белорусско-немецких встреч» учреждена Премия имени Бориса Кита, которая вручается писателям, учёным, журналистам и студентам, известным своей демократической деятельностью в Белоруссии (ею отмечены, в частности, писательница Ольга Ипатова (2003), доктор медицины Андрей Майсеёнок (Гродно, 2003) и др.).
В Минске создано объединение «Сябрына Барыса Кіта» («Товарищество Бориса Кита»)...

wolf

Кстати, веселая статья о некоторых выходцах из Беларуси:
naviny.by/.../2007/09/20/ic_articles_116_152919/
А недавно встретил книгу о лауреатах Нобелевской премии родом из Беларуси. Их аж... 14 человек!

Salo

Wolf, Банах жил во Львове, что дало право некоторым украинским патриотам называть его украинским математиком.
"Были когда-то и мы рысаками!!!"

wolf

Так я это к тому, что не надо перегибать палку. Хотел больше написать на эту тему, но было очень поздно, ушел спать. Есть четкая грань. Единственный из нобелевских лауреатов, который не отделяет себя от Беларуси - это родившийся в Витебске Жорес Алферов. Он периодически бывает здесь и всегда очень интересно послушать и посмотреть. Правда, уникальных физиков у нас хватает. Вот, к примеру, в Минске родился Яков Борисович Зельдович.
Я давно собираю информацию о белорусах и выходцах из Беларуси, имевших отношение к космонавтике и есть масса очень интересного. Но не более того. Да ладно об этом.
А вообще, мы весьма своеобразная нация. В мире, по оценкам, проживает порядка 3,5 млн. белорусов, но они очень мало организованы в отличие от других...

wolf

Кто может что-то еще сообщить об деятельности Б.Кита в области космонавтики? Должны же быть упоминания. Ведь в таким местах и с такими людьми работал... :roll:
Да и одни книги немалого на тот момент стоили. Уверен, что были экземпляры и в Советском Союзе... :)

Liss

ЦитатаКто может что-то еще сообщить об деятельности Б.Кита в области космонавтики? Должны же быть упоминания. Ведь в таким местах и с такими людьми работал... :roll:
Да и одни книги немалого на тот момент стоили. Уверен, что были экземпляры и в Советском Союзе... :)

Ну собственно:
Kit, Boris V., & Evered, Douglas S. Rocket propellant handbook. --  New York: Macmillan, 1960  

B. Kit, F. Ordway. Potentialities for the development of the solar energy satellites in the USA

B. Kit, F. Ordway. The control requirements for the  generating satellites"
Сказанное выше выражает личную точку зрения автора, основанную на открытых источниках информации

UncleSam

Интервью с Борисом Китом
http://news.tut.by/society/166151.html - па-беларуску (думаю многое будет понятно и для русскоязычных)

Оказывается сын тоже работал в НАСА:
- Я вельмі ганаруся сваімі дзецьмі. Мой старэйшы сын Уладзімір (Уолтэр) Кіт быў асістэнтам кіраўніка амерыканскага аэракасмічнага агенцтва NASA. Кіраваў аддзелам, які адказваў за кантакты з Еўропай. А нарадзіўся ён ў Беларусі (у 1941 годзе. - TUT.BY) і быў вялікім патрыётам радзімы. Ніводзін беларус на эміграцыі не дасягнуў большага поспеху! На жаль, летась 4 лістапада ён памёр. Паскудны рак хапае усіх, ні да каго не прыглядаецца. З ягонай смерцю напалову памёр і я.

wolf

Поздравляем от всей души, Борис Владимирович![/size]
100 лет - это не шутка.[/size]
Спасибо за то, что Вы есть. Нет слов...
Пусть и ваш правнук оставит свой вклад в истории космонавтики, если пойдет по стопам прадеда и деда!
[/size]

wolf

Приятно было почитать "па-беларуску."
Вот мой быстрый вольный перевод интервью:
http://news.tut.by/society/166151.html

Борис Кит: "Я всем делал добро. Потому и дожил до 100 лет "[/size]
6 апреля 2010   Новость дня
Кастусь Лашкевич, ТUT.BY

6 апреля отмечает 100-летний юбилей один из пионеров мировой космонавтики, "первый белорус в мире" Борис Кит. Благодаря его исследованиям стал возможен полет человека на Луну. Гражданин мира, он прожил в Беларуси всего 26 лет. При этом остался истинным белорусским патриотом и в течение всей жизни помогал землякам и родине. Накануне юбилея в гостях у живой легенды побывал корреспондент TUT.BY.


Справка TUT
Борис Кит (настоящая фамилия - Кита). Родился 6 апреля 1910 года в белорусской семье в Петербурге. В 1918 году вернулся в Беларусь. Выпускник Новогрудской белорусским гимназии (1928) и физико-математического факультета Виленского университета (1933). Преподаватель (с 1931) и директор (в 1939) Виленской белорусской гимназии. Осенью 1939 возглавил возрожденную гимназию в Новогрудке. Дважды арестовывался польскими властями. Школьный инспектор ОблОНО Барановичского округа (1939-1941). Во время немецкой оккупации организовывал белорусские школы, спасая молодежь от высылки в Германию. Директор учительской семинарии в Поставах и Административно-торговой высшей школы в Молодечно. Провел месяц в тюрьме гестапо (1944).
С лета 1944 - в эмиграции. Учился на факультете медицины в Мюнхенском университете (1945-1948). С 1948 года - в США.
Один из основателей крупнейшей в США белорусской колонии в Саут-Ривер (Нью-Джерси). Благодаря его усилиям более 300 семей белорусских политбеженцев переехали за океан.
Карьеру в США начинал химиком в фармацевтических компаниях Нью-Джерси и Калифорнии. Научный сотрудник первой в США аэрокосмической компании North American Aviation Inc. (Лос-Анджелес, 1956-1958). Руководитель научной группы отдела космонавтики Министерства военно-воздушных сил США (1958-1963). Старший научный сотрудник международной корпорации ITT (1963-1964) и Национального бюро стандартов США (1964-1968). Старший эксперт-исследователь Госинститута системного анализа Министерств обороны и транспорта США (1968-1972).
Исследовал жидкий водород, как основное ракетное топливо. Подготовил математический расчет полетов космических кораблей на Луну. Автор первого в истории учебника по ракетной технике и ракетном топливе Rocket Propellant Handbook (1960) и первого на Западе исследования по истории советской астронавтики USSR Space Research and Development (1964).
С 1972 года - во Франкфурте-на-Майне. Профессор математики Европейского отдела Мерилендскога университета (США, 1972-93). Доктор философии в области математики и истории науки (1983). С лекциями исколесил весь мир. Один из основателей Международного астронавтического общества Германа Оберта (ФРГ) и Международной академии наук Евразии (Минск-Москва). Академик Международной академии космонавтики (Париж).
За вклад в развитие астронавтики Кит был отмечен многочисленными премиями и наградами: лауреат золотой медали Германа Оберта и Вернэра фон Брауна (ФРГ), член Зала славы вашингтонского биографического института (США), обладатель благодарности Федерации космонавтики России. Имя Кита среди выдающихся ученых Америки замуровано в капсуле времени в стену Капитолия.
Меценат белорусской культуры в эмиграции. После отъезда трижды побывал на Беларуси (1992, 93, 95), где пытался основать национальный университет европейского типа. Почетный житель Новогрудка, где открыт его музей (2008)
Говорит на семи языках.
Имеет сына, двух внучек и двух правнуков.
 
Живая легенда

Франкфурт-на-Майне. Город, сочетающий небоскребы Манхэттена с раскопками Римской империи. Дождь и прохладное мартовское утро. Старожилы говорят, что последний раз такая поздняя весна в Германии была сто лет назад. В стороне от гулких ули и вокзала-муравейника - высоченный многоквартирный дом, где последние четыре десятилетия живет всемирно известный ученый. Нажимаю на звонок напротив таблички "Dr. Boris Kit ".
 "Guten tag!" - Раздается бодрый голос. - Здравствуйте, Борис Владимирович!
Живая легенда быстро спускается с шестого этажа, чтобы приветствовать гостей еще у подъезда. Всплеск детской радости в старческих глазах. Теплое пожатие рук и объятия. Якобы, мы старые знакомые, а не видимся впервые. Не удивляюсь, потому что много слышал об открытой Китовой душе и распахнутых дверях его гостеприимного дома, которые узнали тысячи белорусов на родине, в США и Германии.
Скромная однокомнатная квартира профессора напоминает музей. Стены убрана фотографиями родных и наградами по астронавтике - американскими, европейскими, российскими дипломами и медалями. На столах - стопки книг, рукописей, немецкая и белорусская пресса...

КГБ: "Ваш сын стал большим человеком в Америке"
 
- Борис Владимирович, что вы считаете главным достижением в жизни?
- Когда я пришел в ракетную отрасль, в американской касманавтике использовались маломощные топлива, которые не позволяли значительно продвинуться вперед. Наконец ученые обратили внимание в сторону жидкого водорода. На дворе был 1956 год. Однажды подходит ко мне начальник: "Борис, сделай полную выкладки по жидкому водороду". Дали мне время, я начал собирать все возможные материалы, выяснять силу жидкого водорода, потенциальные трудности. Написал большой отчет. И это было начало всего! Жидкий водород стал основным ракетным топливом, благодаря чему стало возможным путешествие на Луну, программа "Шаттл" и многое другое.
Меня так захватила эта работа, что я исследовал другие потенциальные виды ракетного топлива. И написал первый в мире учебник по астронавтике, который до сих пор применяется в мировых ракетных центрах.

- Вы участвовали в первых космических переговорах между США и СССР. В какой атмосфере они проходили?
- После того, как в 1957 году СССР запустили в космос первый "Спутник", американцы всерьез заинтересовались советской космонавтикой. Поскольку я уже тогда имел большой опыт в ракетной сфере и хорошо знал русский язык, меня вызвали в Министерство военно-воздушных сил США, назначив руководить научной группой в отделе космонавтики.
Первая двусторонняя встреча между СССР и Америкой, на которой присутствовала группа советских академиков и министров, состоялась в 1960-м году в вашингтонском "Шэратон-Парк-Отеле". Абсолютно никакой политики там не было. Мы обсуждали исключительно научные вопросы. Атмосфера была очень дружественной, и я горжусь, что был председателем этого исторического собрания.
Результатом тех переговоров стал запуск в 1972 году советско-американской программы "Союз" - "Аполлон". Сотрудничество же двух сверхдержав в космической сфере продолжается все эти годы.
- А представители Союза не были удивлены, увидев белоруса во главе встречи от американской стороны? Или не было у вас проблем с КГБ?
- Все знали, что в 1944-м мы убегали от советской власти. Никаких проблем у меня не было. Наоборот, от отца, который остался в Беларуси, я знал, что к нему приходили из КГБ и говорили: "Ваш сын стал большим человеком в Америке. Если захочет, он может смело приехать и работать в Советском Союзе ".
- Но такой вариант вы даже не рассматривали?
- Лично ко мне никто не обращался. Все понимали, что с лучшего на худшее не поедем. То, что я сбежал в Америку - величайшее счастье, так как сохранил жизнь и достиг вершин в науке. Как написал один литератор, в Америке я попал в глаз космического урагана. Встретил величайших людей мира ... При этом я всем говорил, что вышел из Беларуси, из самой бедной деревни, и что я этим горжусь.


"Математика меня вытащила"

- Поддерживали ли связь с родственниками на родине?
- Кроме жены и сына, вся моя семья осталась в Беларуси - может, сто человек. Работая в секретной службе и имея наивысшую в США степень доверенности, сам я не мог поддерживать с ними связь. Это бы вызвало подозрение. Контакты держал через жену.
Хотя, честно вам скажу, Америка была намного меньше секретной, чем СССР. Про "отца российской космонавтики" Королева почти ничего не было известно. В то время, как про его американского коллегу фон Брауна существовало много информации.
- В 1964-м вышла ваша книга по истории советской космонавтики, которая была первой на Западе. До каких источников вы имели доступ?
- СССР рассылал много информации, книг. Я работал в вашингтонской библиотеке конгресса - одной из величайших в мире, где есть российский отдел. Естественно, там были только открытые источники. Доступа к секретной информации мы не имели.

- С кем из известных людей, Борис Владимирович, вам довелось работать?
- Очень со многими. В основном это были знаменитые иностранцы, которые после войны переехали в Штаты.
Во время работы в Министерстве военно-воздушных сил США меня все хорошо знали в Вашингтоне. Поэтому на астронавтических и атомных конгрессах я иногда представлял Государственный департамент. На одном таком конгрессе смотрю, по коридору ходит какой-то человечек. Подхожу. Представился. Оказалось, это Вернер Гейзенберг - один из создателей квантовой механики. У него были проблемы с квартирой, и я предложил свою помощь. Помню, как пришли с ним в необходимую инстанцию, и я потребовал: "Немедленно дайте квартиру этому человеку! Перед вами стоит бессмертие! "
На второй конференции подхожу к незнакомца: "Я - Борис Кит. - А я Мессершмит ".
Я хорошо знал "отца американской космической программы" Вернера фон Брауна. Но моим величайшим другом был создатель современной аэродинамики Теодор фон Карман. Он был директором авиационного комитета при НАТО в Париже, но часто бывал в Америке. Перед выступлением в конгрессе Теодор всегда звонил мне и просил необходимые материалы. Я помогал его семье найти квартиру в Вашингтоне. Он, в свою очередь, написал вступительное слово к моей книге.
- О своем главном достижении вы сказали. А что в жизни не удалось?
- Особенно не было такого ... В детстве проявлял способности к игре на скрипке и в рисованию. Но потом все пропало, ведь надо было выбирать что-то одно. Еще со времен гимназии я ужасно люблю историю. Когда записывался в Виленский университет, хотел поступать именно на историю. Смотрю: перед окошком на истфак сто человек стоит. Направо же принимали документы на математику, и там было каких-то пять человек. Так я стал математиком.
Очень хорошо, что так случилось, ведь только математика меня вытащила. Если бы я историей занимался, вместо работы над "лунным проектом" мыл бы посуду в ресторанах Нью-Йорка.

"Со смертью сына я наполовину умер"
 
- Борис Владимирович, а кем стали ваши дети, внуки?
- Я очень горжусь своими детьми. Мой старший сын Владимир (Уолтэр) Кит был ассистентом руководителя американского аэрокосмического агентства NASA. Руководил отделом, который отвечал за контакты с Европой. А родился он в Беларуси ( в 1941 году. - TUT.BY ) и был большим патриотом родины. Ни один белорус в эмиграции не достиг большего успеха! К сожалению, в прошлом году 4 ноября он скончался. Проклятый рак хватает всех, ни к кому не присматривается. С его смертью наполовину умер и я.


Мой младший сын Виктор появился на свет уже в Америке. Стал известным хирургом в Балтиморе.
Еще у меня есть две внучки и два правнука. Старшая внучка Марина, дочь Владимира, закончила балетную школу в Вашингтоне. Когда в Америку приезжал знаменитый балетмейстер Рудольф Нуриев, она выступала с ним в одной сцене. На этот спектакль я специально приехал в Вашингтон. После окончания пошел за кулисы. "Дедушка, позвольте вам представить Нуриева!". Мы обнялись.
- А на каком языке вы общались с сыновьями?
- С младшим только на английском. Потомки белорусов за рубежом, к сожалению, не знают языка дедов. А вот со старшим - только по-белорусски. Языком он владел первоклассно. В 1968 году вместе с женой они были назначены управлять выставкой американской архитектуры в СССР. Поездили по всем столицам. Были и в Минске. И вот мой сын выходит и чисто по-белорусски обращается ко всем! И все так удивились! Потом в газетах писали, мол, американцы специально выучили белорусский язык, чтобы понравиться в БССР.
Еще он увлекался теннисом и в студенческие годы был чемпионом. Поэтому в Москве, Петербурге играл в теннис с советскими чиновниками.

"Белорусов нельзя обвинить в бесчеловечности"

- Вы всю жизнь стремились объединить белорусов вокруг национальной идеи. Вместе с тем в нациообразующих процессах мы проиграли всем соседям. Почему так получилось?
- Столетиями белорусов били слева и справа. Образовалась такая психология... Белорусы - очень отличающийся от соседей народ. Более мягкий, спокойный. Те же более энергичные, бодрые и агрессивные.
Это видно, например, если сравнить, как мы и литовцы береглись при немцах. Белорусов, в отличие от других, нельзя обвинить в убийстве евреев. Нас нельзя обвинить в бесчеловечности. Поэтому я горжусь, что я белорус.
- Как вы восприняли известие, что Беларусь провозгласила независимость?
- Было известно, что Ельцин, Шушкевич и Кравчук поехали в Беловежскую пущу, хорошо выпили и сделали доброе дело. Потом по телевизору сказали, что Беларусь стала независимой. На душе такое был праздник! Когда сюда приезжал Шушкевич, я сказал ему: "Вы самый большой белорусский человек, так как первый в истории [современной] сделали белорусов независимыми!


- В 2001 году у вас гостил Василий Быков. Какие воспоминания остались о том времени?
- Быков был не только писатель, он пророк Беларуси и мой самый большой белорусский друг.
Я еще толком его не знал, как вдруг присылает мне, чужому человеку, свою книгу "В тумане" с подписью "Наилучшему белорусу в мире". Потом он мне ужасно много помог в Беларуси, когда обо мне еще мало что знали.
Целый год мы встречались каждый день. Ездили по всей Германии вместе. Я рассказывал, он фиксировал мои рассказы. Это был самый интересный год в моей жизни!
- А почему, по вашему мнению, национальное возрождение начала 1990-х провалилась?
- Ведь к власти пришли другие люди. Надо у них спросить, почему они так делают. Вообще же, то, что сейчас происходит в Беларуси - отрыжка от Советского Союза, великой "империи зла".
- Быков имел пессимистические взгляды относительно будущего Беларуси. Как Вам кажется, сумеет ли выжить белорусский народ?
- Думаю, выживет. Уже не те времена, и молодежь - пусть ее часть - взращивалась в независимом духе. Она не допустит, чтобы Беларусь погибла.
- А возможна ли в перспективе независимая Беларусь без белорусского языка?
- Думаю, в Беларуси должно быть два языка. С одним белорусским трудно, так как русский - международный и позволяет общаться с миром.


Секрет долгожительства - чистая совесть

- Сто лет - больше, чем уважительной дата. Каков ваш рецепт долгожительства?
- У меня нет никаких рецептов. Думаю, это сочетание многих элементов. Прежде всего, белорусская генетика. Во-вторых, все время я имел красивую деятельность: занимался учительствам, наукой. В-третьих, моя жизнь была сначала ужасно тяжелой. Я много голодал, а это хорошо для организма. И потом я старался не переедать. Но самое, может, важное - чистая совесть. Я никому никакого зла не делал. Только добро. Слава богу, что я никогда не был солдатом, не принимал участия в войне. Выкрутился от плохих возможностей и дожил до 100 лет!


И, действительно, когда впервые встречаешь этого человека, не можешь сопоставить его паспортный возраст с наружным. Резкие движения. Бодрая речь. Быстрая реакция и острое мышление. А главное - огонек энергии и жизни в глазах.
- Я все сам делаю. Закупки все ... Никто за мной не ухаживает. Это занимает время, почти целый день копаешься по дому. Каждый вечер я иду на свидание со своей подругой Тамарой. Мы гуляем, занимаемся гимнастикой, играем в мяч. Я делаю "цаплю". Играем в мозговые игры. Благодаря этому я еще живу. Ничего не делать - дрянь. Тогда уже скоро придет смерть.
Плюс пишу письма, звоню, занимаюсь архивами. Вот лежит целый чемодан моих статей, книг, документов. Думаю, передать все это в Национальный архив в Минск.
Большую часть документов и личных вещей Борис Кит уже передал на малую родину в Новогрудок. Два года назад там открылся его музей. Музей при жизни - Исключительная для Беларуси явление. Особенно, когда речь идет о политэмигранте, чье имя долгие десятилетия было на родине под запретом.
- Боюсь только, чтобы не закрыли его. Я уже умираю, мне мало осталось, но я успокаиваюсь: все, что есть в музее, останется белорусскому народу.
100-летний юбилей Бориса Владимировича отмечают в Нью-Йорке и Франкфурте-на-Майне, в Минске, Вильнюсе, Варшаве, Праге... Его поздравляли президенты США и Германии, общественность и власти родной Новогрудчины. Накануне праздника профессора посетила не одна делегация из Беларуси, а руководство Франкфурта-на-Майне, где белорус живет последние 38 лет, устроило торжественный прием в его честь. Об патриарха мировой космонавтики написала одна из наиавторитетнейших немецких газет Frankfurter Allgemeine.
- Хотели, чтобы я поехал в Минск. Даже предлагали доставить санитарную машину и доктора для сопровождения. Но я уже слишком старый для таких поездок. Вместо этого приедет моя семья из Америки: младший сын с женой и вдова старшего.


На прощание мы еще раз обнимаемся. Гостеприимную квартиру "первого в мире белоруса" я покидал, окрыленный фантастическим зарядом позитивной энергии. С ощущением, что мне посчастливилось прикоснуться к вечному. Только потом я понял, что именно эта феноменальная способность - стремление находить позитив во всем - наверное, и есть главный секрет долгожительства и уникальной работоспособности Бориса Кита.
Крепкого Вам здоровья, Борис Владимирович, и неиссякаемой энергии! С днем рождения!

Минск - Франкфурт-на-Майне.
Фото автора.

wolf

Да, небольшое отступление.
Думаю, что в этой теме будет очень полезно и уместно дать одну ссылку, чтобы больше обсуждаемый в указанной статье вопрос не всплывал на форуме - многим это просто очень не приятно.
http://news.tut.by/society/166694_print.html
(Мы же называем Россию Россией или Российской Федерацией, а не историческими названиями Российская Империя, Московия, или как когда-то европейцы - Орда Залесская... И не надо здесь бури эмоций - просто примите к сведению. Надеюсь на понимание. Вопрос закрыт!!! Тема не об этом.)